Дмитрий Зеленов

депутат муниципального округа Якиманка г.Москвы

Архив категорий Новости

Зеленов Дмитрий Автор:Дмитрий Зеленов

Два двора в районе благоустроят до начала ноября

Сотрудники Государственного бюджетного учреждения «Жилищник» планируют благоустроить два двора в районе до начала ноября, проинформировали 17 октября. [читать дальше ]

Зеленов Дмитрий Автор:Дмитрий Зеленов

Подготовка к зимнему периоду началась в районе

http://yakimanka.mos.ru/presscenter/news/detail/7644813.html

Подготовку к зимнему периоду начали специалисты Государственного бюджетного учреждения «Жилищник», проинформировали 16 октября.

Робот Новостной Автор:Робот Новостной

Григорий Явлинский: «Выборы в стране — это сознательно организованный фейк – Новые Известия

В России нет ни разделения властей, ни политически влиятельных независимых СМИ, ни независимой судебной власти и независимого от власти значительного бизнеса, т. е. невозможно систематическое независимое финансирование, а потому не может быть и нормальных выборов.

Вчера многие обсуждали слезы Памфиловой и отмену результатов выборов в Приморье. Что же случилось? Что так расстроило главу ЦИКа?

Оказывается, расстроило Эллу Александровну не нарушение законодательства, не обман граждан, не издевательство над людьми, пришедшими проголосовать. Главная проблема, по словам Памфиловой, — это «перечеркнутая работа» членов ЦИКа!

Кстати, Элла Александровна честно призналась, что ЦИК без поддержки президента вообще ничего не может сделать. Следует ли из этого, что ЦИК и сейчас, и ранее в абсолютном большинстве случаев игнорировал нарушения на выборах тоже при поддержке президента? Почему Панфилова не плакала осенью 2016 года, когда были опубликованы видеосвидетельства фальсификаций на выборах? Таких случаев было множество. Почему не разрыдалась в ходе президентской кампании, когда Путин нарушал закон о ведении предвыборной агитации на всех федеральных каналах? Почему молчала, когда были зарегистрированы кандидаты в президенты, которые не собрали или которые даже не пытались собирать подписи?

Если итоги выборов не нравятся властям, как это случилось в Приморье, а фальсификации уж слишком очевидны, то выборы решают отменить. А почему нельзя пересчитать результаты? Почему нельзя найти и наказать виновных? Потому что такая отмена выборов — чистейшей воды манипуляция. Ведь сейчас администрация ЕР получит возможность залатать дыры в «работе с населением», починить давший сбой механизм фальсификаций и одержать «сокрушительную» победу с каким-нибудь уже другим своим кандидатом.

И почему, наконец, по словам Эллы Александровны, прозрачность на повторных выборах в Приморье «только господь бог может… гарантировать»?

А вот почему.

В путинской России, где нет разделения властей, нет политически влиятельных независимых СМИ, нет независимой судебной власти и нет независимого от власти значительного бизнеса, т. е. невозможно систематическое независимое финансирование, — в принципе не может быть открытых, конкурентных, честных, т. е. нормальных выборов.

Всё происходящее в Приморье — это частный случай, внутриаппаратная разборка. Это не вопрос беспокойства за перемены в настроениях при волеизъявлении (настроения людей властям неплохо известны). Это вопрос об искусности фальсификаций. В Приморье просто технически как-то прокололись, а по стечению обстоятельств этот случай стал известен широким массам. Аналогичные подтасовки происходили и происходят во многих регионах и в самых разных вариациях. Так было и на последних выборах, так было и на всех предыдущих, начиная с 1996 года. Иногда бывало даже президент поздравляет с победой, а потом(!) подтасовывают результат и отбирают победу у неугодных.

В Приморье (как и в любом другом регионе) власти все равно добьются своего: назначат путем «выборов» верного Путину человека. Если не Тарасенко, так кого-нибудь другого из ЕР. Можно и коммуниста, можно и ЛДПР. Главное, чтобы был предан лично. Ну какая разница, кто будет проводить политику Путина в Приморье — исполнитель по фамилии Тарасенко или исполнитель по фамилии Ищенко? Примеров такого «плюрализма» в российских федеральных и региональных аппаратных коридорах множество.

Все, что сейчас устроили вокруг приморских выборов — весь этот ажиотаж в СМИ, слезы, непрерывные обсуждения, глубокомысленные умозаключения и т. п., — все это, с точки зрения будущих выборов, пустое: избирательная система будет ужесточена, чтобы таких сбоев не происходило. Вот и все, что будет.

А пока весь этот базар — только чтобы отвлечь, внимание: от сбитого в Сирии нашей же ракетой нашего самолета с 15 офицерами (надо бы траур объявлять и виновных наказывать), от вскрытого журналистами очередного вранья про сбитый в Донбассе пассажирский «Боинг», от позора с «солсберецкими туристами-отравителями», от дырок в космическом корабле, от обвиненного в коррупции министра, который публично угрожает физической расправой Навальному, от продолжающегося падения уровня жизни, от изоляции страны и санкций.

Тем временем: Сенцов, безвинно посаженный в тюрьму на 20 лет, может умереть в любой момент; Верзилова, похоже, на самом деле отравили, чтобы не лез в дела ЧВК, не совал свой нос в убийство журналистов в Африке; дело «Нового величия», уголовное преследование молодых людей, грубо спровоцированных агентами спецслужб, продолжается.

Не давайте сбивать себя с толку, не позволяйте занимать внимание фейковой повесткой. Выборы в современной России — это сознательно организованный властями фейк. Хоть в Приморье, хоть в Москве. Но даже в таких выборах надо участвовать — чтобы иметь трибуну, с которой максимально громко говорить правду о том, что происходит в стране, регионе, городе. В таких выборах надо участвовать, чтобы объяснять людям, что будет происходить, а не для того, чтобы рассказывать, кто сильнее любит президента и кто лучше будет исполнять его волю.

Источник

Робот Новостной Автор:Робот Новостной

Явлинский обвинил Бортникова, Бастрыкина и Колокольцева в провоцировании граждан на экстремизм.

Политик, основатель партии «Яблоко», экс-кандидат в президенты РФ Григорий Явлинский сегодня, 9 августа, на своей станице в Facebook прокомментировал уголовное дело в отношении нескольких молодых людей, в том числе находящихся в СИЗО 18-летней Анны Павликовой и 19-летней Марии Дубовик, которых обвиняют в создании экстремистской организации «Новое величие».

«Уже пять месяцев в московских следственных изоляторах находятся 18-летняя Анна Павликова (на момент ареста она еще была несовершеннолетней – прим. ред.), 19-летняя Мария Дубовик, 21-летний Вячеслав Крюков, 25-летний Сергей Гаврилов, 25-летний Руслан Костыленков, 30-летний Дмитрий Полетаев, 31-летний Петр Карамзин. Еще четверо проходящих по делу о создании «экстремистской организации» – под домашним арестом. Причиной арестов стала незаконная и преступная провокация со стороны ФСБ/МВД. Агенты ФСБ/МВД сами придумали, убедили и навязали молодым людям создание антиправительственной организации. Агенты сами написали устав, сами провоцировали экстремистские темы для обсуждений. Абсолютно точно известно, что уголовное дело против этих людей было задумано, подготовлено и сфабриковано в ФСБ/МВД. Этот факт подтверждается материалами даже самого следствия», – пишет политик.

Явлинский считает, что арестованные по делу «Нового величия» люди в связи с этим незаконно находятся в СИЗО, где теряют здоровье, испытывают психологическое и физическое давление.

«По сообщениям СМИ, у девушек, едва переступивших порог совершеннолетия, диагностированы тяжелые заболевания, которые прогрессируют с каждым днем в условиях следственного изолятора. Господа Бортников, Бастрыкин и Колокольцев (директор ФСБ Александр Бортников, председатель СКР Александр Бастрыкин и глава МВД Владимир Колокольцев – прим. ред.), вы лично, персонально несете ответственность за умышленное, заранее спланированное противоправное антиконституционное действие – организацию провокации по вовлечению граждан в так называемую «экстремистскую деятельность». Вы прекрасно знаете, что это незаконно, но делаете это, чтобы выслужиться перед Путиным. Требую – уймите свой административно-криминальный пыл и своих подчиненных! Ваши спущенные с привязи псы, почуяв запах ненависти и вседозволенности в стране, готовы загрызть людей, вина которых лишь в том, что в силу своей молодости они поддались на ваши грязные провокации», – заявляет Явлинский, добавив, что «методы, которыми вы действуете – это хорошо известные методы государственного террора и карателей из секретных служб 30-х годов прошлого века».

Политик также призывают россиян подписать петицию и присоединится к требованию об изменении меры пресечения для Анны Павликовой и Марии Дубовик на не связанную с заключением в СИЗО.

«Руководство страны обязано дать правовую и политическую оценку происходящему и дать прямое указание независимым прокурорам провести объективное расследование этого дела, наказать организаторов и исполнителей преступных провокаций, которые являются прецедентом для скатывания России к новому государственному террору. Полностью отдаю себе отчет в том, что наши требования будут цинично проигнорированы. Тогда следует понимать, что происходящее с 18-летней Анной Павликовой, 19-летней Марией Дубовик и еще многими (сотнями? тысячами?) молодых людей, случайных обычных людей – это мощный и внятный сигнал к массовой эмиграции молодежи из России, путь к окончательному и непоправимому отставанию и деградации», – заключил Явлинский.

Размещенная три дня назад на сайте Change.org петиция с требованием освободить из СИЗО Анну Павликову и Марию Дубовик набрала уже свыше 100 тысяч подписей. Автор обращения – «Новая газета» – просит председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева сменить меру пресечения для девушек на домашний арест.

Напомним, на прошлой неделе стало известно, что Верховный суд истребовал материалы об аресте Анны Павликовой. В защиту Павликовой выступил политик Дмитрий Гудков, подчеркнувший, что власти не могут объяснить, зачем держат девушку за решеткой. Крымский блогер Александр Горный высказал мнение, что «история Марии Дубовик и Анны Павликовой – это не только дешёвая разводка полицейских, но и эксперимент Кремля по запугиванию российского населения и молодёжи в частности». По его мнению, судьба Дубовик и Павликовой «на совести лично Владимира Путина». Аналогичной позиции придерживается политолог Леонид Гозман, который выступил с открытым обращением к президенту РФ.

Сюжет об условиях пребывания девушек в СИЗО ранее подготовил «Открытый канал».

Источник

Робот Новостной Автор:Робот Новостной

“Эта власть все больше похожа на мафию” – Радио Свобода

Лидер “Яблока”, кандидат в президенты России-2018 – о характере режима Владимира Путина, о преступлениях власти и способах транзита в “светлое будущее”.

Леонид Велехов: Мой гость сегодня – Григорий Явлинский. Начнем с хорошего и светлого – с футбола. Событие большое, среди политиков такого калибра у нас спортсменов профессиональных только двое – вы да Владимир Владимирович Путин. Так что сам бог велел с этого начать. Скажите мне такую вещь, вам как патриоту России импонирует, что наша страна проводит главный чемпионат мира? Или это для вас вне эмоциональных оценок?

Видеоверсия программы

Григорий Явлинский: Я так скажу, что в мое представление о любви к родине и о патриотизме чемпионат мира по футболу или Олимпиада не входят. Мне хотелось бы, чтобы были интересные игры, были интересные матчи. Я накануне смотрел матч Египет – Уругвай, мне было интересно, особенно второй тайм. Не каждый день посмотришь футбол, в который играет Египет, например. И гол был забит красивый в самом конце игры, очень красивый гол Уругвай забил. Такие вещи, чисто спортивные, технические мне, конечно, любопытны, интересны. Но никаких положительных чувств к громыханию вокруг этого события с точки зрения того, о чем вы спросили, я лично не испытываю. Для меня гораздо важнее многие другие события. Для меня важнее то, что продолжается война с Украиной, гибнут люди, там погибли уже десятки тысяч людей. Продолжается война в Сирии, там болото такое, из которого выбраться просто невозможно. Там вмешиваются такие силы, которые сводят на нет огромные усилия, которые Россия там тратит непонятно зачем, сгорают огромные ресурсы, и гибнут люди. Меня, например, больше волнует решение об отмене оправдательного приговора Юрию Дмитриеву в Карелии. Меня больше задевает то, что Олег Сенцов ведет голодовку и продолжает сидеть в тюрьме, хотя я считаю абсолютно политическим решением держать его в тюрьме и бесстыдно шантажировать обменом. Я могу продолжать, таких примеров очень много. Обращаю я внимание на то, что, насколько мне известно, проводятся телефонные опросы такого содержания: как вы относитесь к тому, чтобы, если политик вам нравится, власть оставалась бессменной?

Леонид Велехов: Хорошо сформулирован вопрос.

Григорий Явлинский: Или такой вопрос задают по телефону: как вы относитесь к тому, чтобы запретить оппозицию на всей территории России? Я же вижу, как развиваются события. Я больше думаю о том, что будет после чемпионата мира. Эти признаки о многом говорят. Я уже не говорю о том, сколько это стоит. Около двухсот миллиардов рублей было потрачено на стадионы, я так думаю.

Леонид Велехов: Страна богатая, денег много.

Григорий Явлинский: Я понимаю, сколько было потрачено на саму подготовку этого чемпионата. Я помню, что случилось после Олимпийский игр, я помню, как это все происходило в марте 2014 года, какие принимались решения в отношении Украины. Поэтому весь этот спектр для меня гораздо более важен.

Леонид Велехов: И вместе с тем волею судеб футбол оказался в этот спектр вписан, так или иначе. Я хочу, чтобы мы сейчас посмотрели опрос, который наш корреспондент Елена Поляковская провела на улицах Москвы, спрашивая людей именно о взаимосвязях футбола и политики, о том, чему люди отдают предпочтение, какие у них приоритеты.

Опрос на улицах Москвы

Леонид Велехов: Какие интересные ответы и как они интересно характеризуют разные типы людей.

Григорий Явлинский: Тем более что характер вопроса примерно такой: что вам больше нравится – круглое или зеленое? Это круглое, а это зеленое, как это сравнивать? Кстати говоря, очень приятно слышать людей, они очень интересно и содержательно рассуждают.

Леонид Велехов: У меня такое впечатление, что люди все более и более становятся зрелыми.

Григорий Явлинский: Образовательный цикл только начался. События в экономике только за последние три-четыре дня, посмотрите: повышается налог на добавленную стоимость на два пункта. Какие будут следствия из этого? Я могу их вкратце перечислить. Несколько вырастут цены, то есть цены вырастут для потребителей, вырастут цены производителей, у которых закупается. Будет довольно существенное отвлечение оборотных средств, потому что надо будет это все оплачивать. Вырастет инфляция, а если вырастет инфляция – это означает, что Центробанк будет держать высокую ставку. В целом все это будет влиять на торможение в экономике. Вы, наверное, заметили, да и все заметили, очень быстро растут цены на топливо. Это говорит прежде всего о неэффективности самой экономики. Они сдерживали эти цены до выборов, теперь они решили это сдерживание компенсировать вместе с ростом цен на нефть. Посмотрите, люди уже об этом говорят, правильно говорят, что поскольку экономика не работает, постольку решили увеличить пенсионный возраст, возраст выхода на пенсию.

Леонид Велехов: Тоже придерживали до после выборов?

Григорий Явлинский: На выборах обещали, что этого просто не будет, теперь взяли, обманули всех и все сделали. Произведу простой расчет. Сколько у нас средняя пенсия, допустим, с будущего года будет? Скажем, 14 000 рублей в месяц. Умножьте 14 тысяч рублей на 12 месяцев и еще на 5 лет, вы получите примерно сумму, которую у человека забирают. Для мужчин это будет миллион, для женщин, поскольку там 8 лет разница, если 63 года, то это будет примерно один миллион семьсот тысяч.

Леонид Велехов: С каждого.

Григорий Явлинский: Да. Вот это взяли и отобрали у каждого человека. В чем причина? А причина в том, что экономика приостановилась давно уже, это стагнация и рецессия. Нам все время говорят неточные сведения относительно 1% роста, 1,5% роста, думаю, что нет этих процентов никаких – это просто мистификация. Поскольку Росстат теперь является частью министерства экономики, он дает нужные цифры. Официальный прогноз последний, который сделал Улюкаев перед тем, как ему вручили корзину с колбасой, был такой: 20 лет стагнации. А вообще говоря, все то, что я перечислил, – рост налогов, рост цен на топливо, повышение пенсионного возраста, отъем пенсионных средств у людей. Причем сейчас это объясняется тем, что изменилась демографическая ситуация. А она на самом деле никак не изменилась таким образом, чтобы принимать такие решения. Проблема в том заключается, что экономика перестала работать. Говорят, продолжительность жизни изменилась. Так она за счет чего изменилась? За счет уменьшения младенческой смертности. А какое это имеет отношение к пенсионерам? Я вам скажу, что в середине 1960-х годов Советский Союз входил в пятерку стран по продолжительности жизни, она была всего лишь на три года меньше, чем теперь. А теперь мы едва входим в сотню. Вот вам, что произошло за это время. Наказали теперь пенсионеров. Еще говорят, чтобы они работали. А где работали, кто готов им предоставить рабочие места? Наша экономика не требует рабочих мест, у нас же скрытая безработица очень большая. Иначе говоря, экономика направлена на то, чтобы обеспечить гонку вооружений, обеспечить 24 триллиона на оборонные программы, на то, чтобы жить в изоляции, умышленно построенной изоляции от всех стран, считать всех врагами, отнимать теперь у людей все, что возможно. Это расплата за 18 марта 2018 года.

Леонид Велехов: Но люди-то все это кушают и еще причмокивают.

Григорий Явлинский: Как вы только что сказали, у вас складывается впечатление, что понимание реальности у людей растет. Хорошо, если понимание растет. Я просто говорю, что это только начало развития событий. Они сейчас начинаются, сейчас будут приниматься решения, связанные с тем, что происходит серьезный и глубокий кризис в экономике, который ни Путин, ни правительство признавать публично не желают.

Леонид Велехов: Раз вы упомянули уже 18 марта… Мы с вами после этого не встречались, вы не были в студии Радио Свобода ни на одной из программ с тех пор, поэтому я не могу вас не спросить: вас шокировали результаты этих выборов, ваши собственные результаты и феноменальный результат победителя? О чем они говорят?

Григорий Явлинский: До начала выборов, еще в декабре прошлого года, я написал короткую заметку, она называется “Моя правда”, в которой я примерно рассказал, в чем я участвую, в чем я предполагаю участвовать и какие будут результаты, вплоть до того, что указал проценты. Они оказались чуть меньше, чем я предполагал. Другие вряд ли могут быть результаты в авторитарной системе, которая находится на грани тоталитарной, в которой 35 миллионов человек голосуют через КОИБы, которые программируются. Вообще, если весь мир обсуждает, в какой степени Путин влияет на выборы в Америке, то кроме улыбки ничего не вызывает вопрос, как он влияет на выборы здесь, как он здесь распоряжается этими выборами. И по составу участников выборов, и по тому, как они проходили, и по тому, что они собой представляли, – это, вообще говоря, были не выборы, это был плебисцит о любви народной к вождю. Вот он закончился, а теперь начинается расплата за любовь. Так в жизни бывает. Плебисцит – это неконкурентная политическая процедура. Я участвовал в этих выборах, потому что мне было принципиально важно сказать, что продолжение войны с Украиной – преступление, политические заключенные – преступление, фальсификация дел – преступление. Такая разборка, которая сейчас произошла в Карелии, допустим, или с Шестуном, которого тоже сейчас обложили со всех сторон, это все, на мой взгляд, преступные действия в государстве, которое, вообще говоря, все больше похоже на мафию.

Леонид Велехов: Вместе с тем я читал, что после выборов, в начале апреля вы заявили, что вы себя исчерпали в борьбе за президентство, готовы уступить дорогу молодым. Это соответствует истине или нет?

Григорий Явлинский: Я готов уступить дорогу молодым, безусловно. Если будут следующие выборы, если они будут через шесть лет, мне бы хотелось, чтобы был не один, а много молодых людей. Это большой вопрос, будут ли выборы, какие они будут, что будет происходить в стране. Но от этого не становится менее нужно, чтобы молодые люди готовились. Я, кстати, хочу сказать, что всем людям моего поколения следует об этом думать. Потому что жизнь требует, чтобы появлялись новые политики, новые люди. Об этом я и говорил.

Леонид Велехов: Я надеюсь, это заявление не означает, что вы ставите точку в своей политической карьере?

Григорий Явлинский: Нет, наоборот, это заявление означает, что я открыт для взаимодействия с новыми, с молодыми людьми и считаю это чрезвычайно важной задачей – появление новых молодых людей в русской политике. Это сейчас очень трудно, это очень сложный процесс. В условиях авторитарной полукриминальной мафиозной системы политической это очень сложный процесс.

Леонид Велехов: Насколько я знаю, в “Яблоке” в этом направлении какие-то идут телодвижения. Много принято молодых новых людей в партии. Но вместе с тем я хочу, чтобы вы мне прояснили, какая-то история противоречивая с этими праймериз. С одной стороны, когда все мы об этом узнали, мы очень этим воодушевились, обрадовались, что, пусть в одной отдельно взятой политической ячейке, будет действительно конкуренция, борьба. Все это интересно очень протекало вплоть до того, что неожиданно потерпел поражение фаворит явный. Но потом произошел какой-то неожиданный слом, потому что победитель оказался от своих лавров, сказал, что не будет участвовать в борьбе за выход в финальный тур мэрских выборов. Что все-таки произошло, дайте информацию из первых рук…

Григорий Явлинский: Должен сказать, что с моей точки зрения при всех трудностях праймериз, потому что там надо отрабатывать процедуру, регламенты, это были замечательные праймериз, пришло очень много молодых людей, мы увидели очень много молодых лиц. То, что победитель снялся, я могу сказать следующее – это тоже интересный результат.

Леонид Велехов: Интересный в кавычках или без?

Григорий Явлинский: Сами посудите: человек снялся, я думаю, было оказано на него внешнее давление каких-то сил.

Леонид Велехов: “Яблочных” или антияблочных?

Григорий Явлинский: “Яблочные” силы не могут оказывать такого влияния. Он взвесил свои силы, принял решение, что он уходит и уступает свое место другим. Это тоже результат праймериз, потому что это значит, что человек смог выиграть на дебатах, на дискуссиях, а подготовки для того, чтобы вести борьбу под давлением, еще не хватает.

Леонид Велехов: Он вас разочаровал?

Григорий Явлинский: Досадно было, когда победитель снялся.

Леонид Велехов: Это для вас был абсолютно неожиданный поворот?

Григорий Явлинский: Я узнал, что он хочет сниматься, за несколько часов до того, как он это объявил. Но дело в другом. Дело в том, что это тоже результат и это наука, это урок. В следующий раз к кандидатам нужно подходить с еще большей требовательностью с точки зрения того, на что они способны, какую кампанию они могут выдержать, готовы ли они к давлению. Давление, я вам по своему опыту могу сказать, это очень серьезная вещь. Меня снимал с выборов Борис Ельцин, меня снимали бандиты с выборов, меня снимал Путин с выборов, меня снимали иностранцы в 1996 году. Что сделали эти праймериз? Они показали, сколько есть новых молодых людей, которые готовы и хотят участвовать в политике. Они дали возможность дискутировать, выяснять разные точки зрения. Тысячи людей приходили голосовать, все это транслировалось, много людей смотрело.

Леонид Велехов: Это было очень интересно, говорю как очевидец.

Григорий Явлинский: Не забывайте, в какой стране мы живем. Я рад, что и вам это было интересно, и мне это было интересно, и люди так к этому отнеслись. Мы приняли в партию много новых людей, вы совершенно верно говорите. Но еще есть та тема, что люди не умеют конкурировать, проигравшие вдруг начинают резко реагировать на конкуренцию.

Леонид Велехов: Вы имеете в виду Сергея Сергеевича Митрохина?

Григорий Явлинский: Я имею в виду группу поддержки. Конфронтация, которая там происходила, на мой взгляд, зашкаливала за нормальные вещи. Это была реальная настоящая конкуренция. Надо уметь жить в конкурентной среде – вот что пытается сделать “Яблоко”. Нет политической конкуренции в стране, “Яблоко” учится, как обеспечить, как сделать, как войти в контекст политической конкуренции внутри партии.

Леонид Велехов: Но не получается так, что на кошечках тренируетесь? Куда дальше? Праймериз провели, что дальше?

Григорий Явлинский: Мы выявили не одного, а целую группу перспективных новых политиков, мы будем с ними работать, мы будем их готовить к выборам в Мосгордуму. Мы будем заниматься их политическим ростом. Мы на базе этих людей надеемся создавать основу для будущих выборов в Государственную думу. Там, возможно, будем выращивать кандидатов для президентских выборов. А откуда же вы хотите, чтобы эти люди появились? Мы постараемся создать политическую среду вокруг этого. Просто мы живем реальной жизнью политической, это не пластмассовые, не искусственные процедуры, они реальные. Поэтому и вы их заметили, и все их заметили. Да, не сразу получилось, да, в определенном смысле первый блин комом, да, мы не ожидали, что победитель скажет “я ухожу”. А что в этом сверхъестественного? Жаль, но это не сверхъестественно, он так оценил свои силы, он так оценил свою перспективу. Он вступил, кстати говоря, в “Яблоко”. Посмотрим, что будет дальше, как будут дальше развиваться события.

Леонид Велехов: Сейчас, насколько я понимаю, все на точке соперничества Сергея Митрохина и Елены Русаковой?

Григорий Явлинский: Да, на точке соперничества.

Леонид Велехов: А вы кого поддерживаете?

Григорий Явлинский: Я поддерживал Сергея Митрохина, а теперь я хочу, чтобы сама партия определялась в выборе. На праймериз я поддерживал Митрохина, и у меня были все основания его поддерживать.

Леонид Велехов: Григорий Алексеевич, об основаниях. Я очень хорошо отношусь к Сергею Сергеевичу, но вам все-таки не кажется, что нет у него перспективы? Уперся он в свой потолок.

Григорий Явлинский: Мне кажется, он единственный политик, который реально работал в городе, поэтому я его и поддерживал и считал, что в результате этой работы он заслуживает поддержки. А он, кстати говоря, публично заявил, что через 6 месяцев покидает пост руководителя московской организации. Это же тоже важное соображение, потому что он 14 лет руководит московской организацией, он ее покидает, там будут новые люди, мы принимаем новых людей. Будет большое общее собрание – это будет в ноябре, там будет выбрано новое руководство московской организации. Так партия растет. Сейчас между выборами нужно проводить реформу партии, нужно привлекать молодежь, нужно давать ей осмысленную политику. Вот мы этим стараемся заниматься.

Леонид Велехов: Разве именно для партии, именно для “Яблока” не было бы сейчас гораздо более перспективно и чревато привлечением новых избирателей, если бы вы сделали ставку на ту же Русакову?

Григорий Явлинский: Бюро, например, на первом этапе после праймериз рекомендовало региональному совету избрать Русакову. Там много всяких перипетий. Сейчас бюро заседает, решает вопрос, как действовать дальше. Пускай люди определяются. Кстати говоря, вы же знаете особенности выборов, что такое выборы мэра Москвы.

Леонид Велехов: Это все понятно, в дальнейшем муниципальный фильтр и так далее.

Григорий Явлинский: Кто будет давать эти муниципальные подписи, как все это будет проистекать? Поэтому это тоже процедура по формированию новых политиков. И по тому, как они ведут себя в условиях конкуренции, как они выдерживают эту конкуренцию, как они друг с другом спорят, в какой форме общаются между собой группы поддержки обоих кандидатов. Русакова же глава Гагаринского района, она глава той команды, которая выиграла все 12 мест в районе, где голосует сам Путин. Она для “Яблока” очень важна. Есть две кандидатуры разные, с разными группами поддержки, с разной политической биографией. Так это же и есть нормальная политическая конкуренция.

Леонид Велехов: Это нормальная политическая конкуренция, но не чревато ли это какой-то интригой, каким-то новым расколом?

Григорий Явлинский: Всякая конкуренция много чем чревата. Но, во-первых, у нас не было старых расколов.

Леонид Велехов: Я имею в виду еще одним.

Григорий Явлинский: У нас не было расколов. Может все случиться, все может произойти. Когда-нибудь, лет через 50 может произойти какой-нибудь раскол, все его ожидают. Я хочу нашим слушателям и зрителям сказать: друзья, это реальная политическая жизнь. Есть две политические фигуры, хорошо, что две, между ними идет реальная конкуренция. Может быть, вы уже забыли, как, например, выясняются отношения, скажем, в Соединенных Штатах, и не только на президентских выборах, но и на выборах сенаторов, на выборах в Палату представителей. Это везде реальная борьба, это не кукольная игра. Там каждый со своими амбициями, каждый со своими представлениями, каждый со своими командами поддержки, у каждого есть свои ставки. Каждый из них шел к этому времени долго. Например, Сергей Митрохин очень долго готовил себя. Он уже однажды участвовал в мэрских выборах, неудачно участвовал, теперь он считает, что он будет более удачно участвовать. На данный момент хочу подчеркнуть: пускай партия в свободном режиме, бюро, конференция, общее собрание, пускай решают вопрос, кого они хотят видеть кандидатом в мэры Москвы. У нас, с одной стороны, всем хочется реальной политики и хочется реальной конкуренции, хочется, чтобы был выбор, были разные лица, чтобы была соревновательность, а с другой стороны, как только какой-то спор, все сразу, как дамочки, падают в обморок и говорят: ах, они уже там поругались. Он про нее сказал то-то, он назвал ее так-то, а она его назвала как-то еще. Спокойнее.

Леонид Велехов: Потому что болеют действительно за единственную ячейку демократии, которая осталась в нашей политике.

Григорий Явлинский: Болеют – это значит, что надо поддерживать институты, надо поддерживать процесс. В данном случае болеть – это сказать: учитесь проводить праймериз. Вы провели праймериз? Молодцы. Вы первый раз провели? Первый раз. Вот наши советы, надо делать так и так. Мы вас будем поддерживать, если вы будете продолжать эту линию, если вы отважитесь принять в партию сотни молодых людей, которые хотят быть в партии.

Леонид Велехов: А есть такие, которые сейчас стоят в очереди и еще не приняты?

Григорий Явлинский: Сотни людей.

Леонид Велехов: Так принимайте их, как говорится, чохом!

Григорий Явлинский: Чохом не надо делать ничего. Уже время прошло, думаю, что этот период будет завершен, и они будут приняты.

Леонид Велехов: С Максимом Кацем продолжается сотрудничество?

Григорий Явлинский: Конечно, он вступил в партию уже давно.

Леонид Велехов: Замечательно. Я о нем хорошего мнения, помимо этого считаю, что такие молодые лица, молодой интеллект – это замечательно.

Григорий Явлинский: Он интересный человек, у него интересные умения и знания, которые будут очень полезны. Опять же, участие в политике – это новая стезя для него тоже. Там несколько другие правила, чем просто в организации каких-то мероприятий, эвентов, хайпов, драйвов и всяких других вещей. Немножко другая квалификация нужна. Но человек он смышленый. Кстати, существует еще проблема старого поколения и нового поколения – это тоже очень большая проблема. Люди разговаривают на разных языках, они с трудом понимают друг друга. Из-за этого тоже большие трения.

Леонид Велехов: Именно, врезаясь в этот вопрос: а кто должен проделать больший путь к противоположной стороне для ее понимания – старшие к молодым или молодые к старшим?

Григорий Явлинский: Одинаково. Потому что иначе не произойдет обновления. Между прочим, наша с вами страна дважды погибла от того, что она этого совершенно не умеет. В 1917 году государь император не соглашался ни с какими серьезными, глубокими политическими реформами. Он же сам писал в своих дневниках: “Я не могу себе представить, как правительство отчитывается не передо мной, а перед, скажем, той самой Государственной Думой”. Это говорил государь император, и чем это закончилось, вы знаете, в 1917 году. В 1991 году неспособность обновляться советской системы…

Леонид Велехов: Как неспособность? Сколько Михаил Сергеевич сделал!

Григорий Явлинский: Закончилось все развалом, потому что была неспособность. Началась конфронтация, началось жесткое выяснение отношений. Система не позволяла обновляться, и хотя он старался это сделать, все развалилось. Наша партия старается, учится, как обновляться. Сейчас самое такое время между разными выборами, чтобы научиться это делать. Я не уверен в успехе, но мы будем очень стараться.

Леонид Велехов: Философски обобщая тему “Яблока”: как все-таки так получилось – все эти административные ресурсы выносим за скобки, – что нет успеха? Ни в одной партии нет такого количества умных, порядочных, ярких людей, как в “Яблоке”, тут действительно собрана, если мы посмотрим и на первый, и на второй ряд партии, – элита нации. Почему нет политического успеха? Я имею в виду, есть ли какие-то ваши ошибки, ваша вина в этом?

Григорий Явлинский: У нас всегда есть ошибки – это бесспорно. Но только мы устроены как парламентская партия, то есть партия парламентского типа. Мы 10 лет были в Государственной думе и на этом сформировали свое устройство. Мы партия, которая участвует практически во всех выборах. Сейчас жесточайшую борьбу ведет Лев Шлосберг за возможность участия в выборах губернатора.

Леонид Велехов: Не своего участия, а своего кандидата.

Григорий Явлинский: Да. От партии идет Аршинов, очень опытный, серьезный человек. С чем он сталкивается? Он сталкивается с тем, что в приказном порядке отбирают все подписи, чтобы не выпустить его на выборы. О каком политическом успехе вы спрашиваете? Давайте сначала играть, как в футболе, в равных условиях, а потом посмотрим, у кого будет успех. Игра же тут происходит по-другому. Вы приходите на футбольный матч, так мало того что все судьи играют в одной из команд, мало того что на поле примерно 10–12 мячей, мало этого, еще и конечный счет уже висит на табло, вы только на поле вышли, там уже висит конечный счет на табло.

Леонид Велехов: И игроков в противоположной команде вдвое больше.

Григорий Явлинский: И ворота у одной команды метр шириной, а у другой сто метров. Дальше вы меня спрашиваете: что это вы так плохо играете в футбол?

Леонид Велехов: Я не спрашиваю.

Григорий Явлинский: Вы спрашиваете про политические успехи.

Леонид Велехов: Я спрашиваю провокационно.

Григорий Явлинский: Я хотел бы нашим слушателям сказать важную вещь: друзья, мы стараемся заниматься политикой в условиях, когда в стране принципиально отсутствуют политически значимые, независимые средства массовой информации, они просто отсутствуют, а те, которые есть, они работают только на одного человека – на Владимира Путина, они полностью узурпированы с точки зрения форматов, с точки зрения содержания, с точки зрения пропаганды. Второе: мы работаем в стране в условиях, когда отсутствуют свободные источники финансирования, жестко контролируются все финансовые потоки. Независимого бизнеса никакого размера и никакого формата в стране нет. И третье: мы работаем в стране, в которой отсутствует независимая судебная система. То есть судей на поле нет, они все на той стороне. Когда у вас нет свободной прессы, нет свободных денег, нет независимых арбитров, политическая партия парламентского типа – это все равно что пловец в бассейне, в котором нет воды. Все ходят в трубках, в масках, в плавках, в ластах, что-то изображают, а воды-то там нет. Говорят, может, потом напустят. А некоторые еще и прыгают с вышки туда, тоже изображая, что они прыгают в воду.

Леонид Велехов: Как в старом анекдоте про сумасшедший дом.

Григорий Явлинский: Конечно, так оно примерно и есть. Друзья, если сегодня ничего не делать, пока еще есть возможность хоть что-то делать, не будет ничего в будущем. Если сегодня не работать с молодыми людьми, не готовить их на будущее, значит, будет так, как сейчас, только гораздо скучнее и гораздо хуже. Еще раз: все это происходит в условиях настоящей войны, в условиях кровопролития, в условиях, когда многие люди сидят в тюрьмах. Это все не игрушки.

Леонид Велехов: К вопросу о войне. Ходили слухи, что Путин вам предложил должность уполномоченного по украинскому урегулированию. Было дело?

Григорий Явлинский: Я обсуждал с ним эту тему, но предложения никакого не было. Просто было обсуждение, что необходимо решать эту проблему, у меня есть взгляд, как это делать. Я представил ему план, как это нужно делать. Это, я считаю, нужно делать любому человеку, чтобы прекратить войну.

Леонид Велехов: А какая все-таки реакция была?

Григорий Явлинский: “Я подумаю, это интересно”. То есть нет никакого политического желания ничего делать в этом смысле.

Леонид Велехов: И уполномоченным остался господин Сурков, который активно участвовал в развязывании этого конфликта.

Григорий Явлинский: Как оно есть, так оно и есть, ничего не меняется. Нет политической воли это прекратить. В сочетании с футболом это, конечно, выглядит впечатляюще.

Леонид Велехов: Эффектно выглядит. Еще одно ваше высказывание, сделанное, кажется, в интервью “Немецкой волне”, о том, что Путин грозит миру ядерной войной. Вы действительно считаете, что он способен на такой шаг ради сохранения своей власти, ради еще каких-то целей?

Григорий Явлинский: Я смотрю, как идут дела. Он сам говорил, что, когда обсуждалась проблема Крыма, они обсуждали проблему применения ядерного оружия. Кроме того, есть такое опасное заблуждение, что можно использовать тактическое ядерное оружие. Это опасное очень заблуждение, потому что, по мнению всех военных специалистов и экспертов, с которыми я имел возможность разговаривать и обсуждать, это немедленно приведет к большой войне. Никакого точечного использования, ничего точечного здесь не будет, немедленно все превратится в большую войну. Да, это большая опасность. Сейчас надо, чтобы были меры доверия, а их нет. Многое достигнутое за последние 50, я бы еще сказал, больше чем 50 лет, после Карибского кризиса 1962 года, все это сейчас не действует, ликвидировано. В то же время есть многие такие неожиданные вещи, которые трудно объяснить. Главы всех наших разведывательных служб вдруг одновременно появляются в Вашингтоне, о чем-то они там говорят. Начальник Генерального штаба встречается в Финляндии с начальником объединенных штабов США. Что там происходит, мы ничего про это сейчас сказать не можем. Если налаживаются какие-то меры взаимопонимания – слава богу. Но если все будет продолжаться так, как это внешне существует на сегодняшний день, это действительно очень опасно, и это грозит реально войной.

Леонид Велехов: Есть мнение, что Запад, что называется, сдает назад в своем противостоянии с российским президентом и готов уже принять его обратно в свои объятия. Тем более что на западной стороне есть такой “свой игрок в чужой команде”, как говорили в нашем детстве, – президент США, все время разражающийся какими-то неожиданными экстраваганцами.

Григорий Явлинский: Вы обсуждаете, что происходит в “Яблоке”, а я вам могу сказать, вы посмотрите, в какое положение, сейчас я в шутку это скажу, но шутка будет такая… Смотрите, в какое положение Путин себя поставил. Ему достаточно во время футбола где-нибудь сказать: да, должен признать, Трамп наш агент. И все, его снимут с работы…

Леонид Велехов: Трамп и сам не отстает. Если верить, недавно заявил, что Крым принадлежит России…

Григорий Явлинский: Потому, может, и заявил.

Леонид Велехов: Вам не кажется, что в них много сходства?

Григорий Явлинский: Я говорю, что есть проблемы глобального масштаба, они, конечно, отражаются на всем. Я за то время, которое я слежу за политикой, участвую в ней, а это не один десяток лет, как вы знаете, я никогда не видел, чтобы были такие конфликты в “семерке”. Я никогда не слышал такого, чтобы президент Соединенных Штатов грозил премьер-министру Канады, что он заплатит за это. Я никогда не представлял себе, что в Канаде будут пикеты стоять “Не покупай американские товары”. Вся эта атмосфера и конфликт, который есть сегодня между Европой, торговый конфликт с Соединенными Штатами – это не облегчает нашу ситуацию в целом. То есть это какая-то проблема фундаментальная. Можно сделать предположение о сути этой проблемы. А суть этой проблемы заключается в том, что те ценности и принципы, которые были заложены в основу миропорядка после Второй мировой войны, ослабли, их понимание современными политиками резко пошло на убыль, и это понимание не превращено в институты. Отчасти пытались их трансформировать в институты и на этом построили миропорядок, а потом произошел откат.

Леонид Велехов: Произошла девальвация институтов, между прочим, той же ООН.

Григорий Явлинский: Произошел откат. Мы сейчас с вами наблюдаем следствие этого отката. Таково одно из объяснений, как это могло случиться и почему это случилось именно так. И в этих условиях важнейшим, принципиальным вопросом является возврат к пониманию того, на чем фундаментально должны быть построены и политика, и международные отношения. На ценности человеческой жизни, на ценностях человеческой свободы. Это сегодня не является центром политики, ни человеческая жизнь как таковая, ни человеческая свобода, ни свободный рынок – это перестало быть главными ценностями.

Леонид Велехов: Наверное, то ли одним из подтверждений, то ли, наоборот, опровержением этой мысли стали переговоры, опять же абсолютно неожиданные, кто-то их считает невероятной победой, кто-то невероятной деградацией демократии, переговоры Трампа и Кима. Как вы оцениваете их результат?

Григорий Явлинский: За спиной Кима десятки миллионов людей находятся в нечеловеческих, страшных условиях.

Леонид Велехов: Траву жрут. А Трамп говорит – хороший парень, друг, любит свой народ.

Григорий Явлинский: Так это именно иллюстрация того, о чем я сейчас вам говорил. Там за спиной у него концлагеря, там за спиной у него то положение, в котором находятся десятки миллионов людей. Президент Соединенных Штатов не считает это проблемой и обсуждает с ним другие вопросы. Это, кстати говоря, означает, что вся политика, которую проводила Северная Корея с помощью Китая, отчасти, наверное, России, по производству ядерных ракет увенчалась колоссальным успехом.

Леонид Велехов: Абсолютно. И хороший пример для российской власти.

Григорий Явлинский: Значит, все должны действовать так же. Это означает, что вместо ценностей, принципов, сути дела, вместо идей свободы, свободной экономики, вместо всего этого всем правит страх. О чем это говорит? Трамп испугался, вот он беседует с тем, кого он испугался. Кого он не боится, с тем он не беседует.

Леонид Велехов: А обозреватели это сравнивают с Рейкьявиком. При чем тут Рейкьявик? В Рейкьявике встретились действительно люди, пожелавшие найти общий язык.

Григорий Явлинский: Другой сюжет. Здесь я затрудняюсь сказать, лучше пускай встречаются, чем воюют. Но там же слова не было сказано о людях, которые в той же Северной Корее погибают.

Леонид Велехов: Там было сказано, что Ким любит свой народ. Лучше, чем господин Трамп, не скажешь.

Григорий Явлинский: Я поздравляю. Как думаете, выберут Трампа еще на один срок? Вот вам вопрос.

Леонид Велехов: Все может быть, потому что действительно, похоже, мир сошел с ума.

Григорий Явлинский: В том-то и дело. Я не знаю насчет мира, но то, что стоит такой вопрос – это вопрос очень существенный.

Леонид Велехов: Знаете, о чем вас хочу спросить… Сперва задам один вопрос, потом, вне зависимости от ответа на него, задам второй. Фильм про Собчака видели?

Григорий Явлинский: Нет.

Леонид Велехов: Не видели, естественно. Я и ожидал такого дипломатичного ответа.

Григорий Явлинский: Я лично знал хорошо довольно Анатолия Александровича, знал историю, связанную с ним, знал, как все это получилось. Может быть, посмотрю когда-нибудь, интересно сравнить.

Леонид Велехов: Вы согласитесь или не согласитесь с мнением, высказанным в своем блоге вчера или позавчера Илларионовым Андреем, о том, что это, в общем, все на самом деле одна сборная преступная команда, от Гайдара, Ельцина, Собчака, его правой руки Путина, и до сегодняшнего дня? Он прочертил единую траекторию.

Григорий Явлинский: Анатолий Александрович был более сложной фигурой, чем это может показаться.

Леонид Велехов: Это мы так всегда говорим о покойниках.

Григорий Явлинский: Во-первых, не мне его судить. Во-вторых, все перечисленные вами люди были всегда моими принципиальными политическими оппонентами. Я ни с кем из них одну политику не делал и не желал делать. Потому что я считал, что политика, которую проводил Борис Николаевич и люди, названные вами, включая Анатолия Александровича, приведет именно к тому, я не знал, в каких конкретно формах, но в итоге приведет к чему-то тому, где мы находимся сегодня, и с точки зрения экономического развития, и с точки зрения политического развития. Я категорически не принимал политику, которую проводила вся эта группа. Да, вся эта группа провела такую политику в России, экономическую и политику в целом, которая стала фундаментом для построения той экономической и политической системы, в которой мы сегодня находимся. А потом сложились так обстоятельства, что в эту систему пришли деньги в связи с высокими ценами на нефть, эта система сцементировалась.

Леонид Велехов: С точностью до месяца вы можете сказать, когда была пройдена развилка, на которой страна могла пойти по одному пути, а пошла по этому?

Григорий Явлинский: Это интересный вопрос. Там было их несколько. Давайте мы на самые главные вещи с вами обратим внимание. Были приняты решения о том, чтобы провести снятие контроля за ценами, в один день. В результате – гиперинфляция 2600%, что явилось конфискацией. Второе: приватизацию в этих условиях проводить стало невозможно, и собственность коррупционным способом, мошенническим просто, раздали близким к власти людям. Потом провели выборы 1996 года, и потом назначили охранника для всей этой системы, им оказался Владимир Путин. Вот вам все, что было сделано тогда, шаг за шагом. Плюс война, плюс столкновение с Верховным Советом, расстрел Белого дома – все, что люди могут вспомнить из того времени. Тем не менее, должен сказать, что в историческом смысле тогда Россия шла в правильном направлении, хотя и совершала множество ошибок и преступлений на пути. А сегодня Россия идет просто в антиисторическом направлении, просто в тупик.

Леонид Велехов: Блестящий анамнез. Спасибо.

https://www.svoboda.org/a/29294829.html

Робот Новостной Автор:Робот Новостной

“Сто лет Россией правят бандиты” – Радио Свобода

Лидер партии “Яблоко”, кандидат в президенты России Григорий Явлинский в эфире Радио Свобода о том, почему без решения внешнеполитических проблем стране не удастся выйти из экономического кризиса.

Ведущий – Леонид Велехов.

Леонид Велехов: Гость нашей программы – Григорий Алексеевич Явлинский. Здравствуйте, Григорий Алексеевич.

Григорий Явлинский: Спасибо за приглашение.

Леонид Велехов: Спасибо, что пришли. Начнем с поздравлений. Президент России Владимир Путин поздравил россиян с 1155-й годовщиной зарождения российской государственности и 155-й годовщиной открытия памятника “Тысячелетие России” в Новгороде. Справляем мы призвание варягов на царствование, начало, насколько я помню, правления Рюрика. “Посланцы скорым шагом отправились туда и говорят варягам: “Придите, господа, мы вам отсыплем злата, что киевских конфет, земля у нас богата, порядка в ней лишь нет”. Хороший повод?

Полная видеоверсия программы

Григорий Явлинский: Повод замечательный. Я думаю, что в этой связи важно сказать о том, что сто лет в этом году, связанные с катастрофой российской государственности, мне кажется, что это имеет особое значение, большее значение, чем то, о чем говорит Путин. Сто лет назад российская государственность была разрушена дотла. Анализ причин этого события, последствий, жертв этих событий, мне казалось, является наиболее важным, извлечение уроков. Россия, по оценкам историков, после краха российской государственности в 1917 году, за промежуток не такой уж большой, до 1953 года, по оценкам историков потеряла, включая потери в Великой Отечественной войне, более 53 миллионов человек. Хотя это оценки, связанные с тем, что в войну Россия потеряла 27 миллионов человек. В последнее время все чаще говорят о том, что там больше 40 миллионов человек. Такую оценку я даже не могу представить себе. Но и оценка 53 миллиона человек, включая Гражданскую войну, которая произошла в связи с крахом российской государственности, террор большевистский, коллективизация и все, что было с этим связано, – это, как вы уже услышали, около 30 миллионов человек.

Леонид Велехов: Могу я вам, Григорий Алексеевич, припомнить цитату из Явлинского, очень крутую: “С 1917 года Россией непрерывно правят бандиты”.

Григорий Явлинский: Да, это я просто не успел сейчас сказать. До сих пор Россия не вышла из ситуации государственного переворота, то есть переворота, в котором захватила власть небольшая группа, которая потом покорила российский народ террором, кровью и ложью. Так оно, собственно, и продолжается. Сегодня очень забавно, когда российский министр иностранных дел любит говорить, что мы против государственных переворотов, все должно быть очень легитимно. Это так смешно. Потому что за эти сто лет дважды рухнула российская государственность: она рухнула в 1917 году, а потом еще раз в 1991 году. А потом еще был неконституционный переворот, который был связан с 1993 годом. Там было тоже событие, никак не вписывавшееся в конституцию того времени. Поэтому этот год вместе с 80-летием репрессий должен был бы быть годом, в котором нужно было бы анализировать причины и принимать решения относительно общественной, политической и государственной оценки всего, что произошло за это время.

Леонид Велехов: А вы заметили, что, во-первых, этого не происходит и не произошло, хотя до годовщины столетней совсем ничего осталось? Но мало того, это еще оказалось подменено совершенно раздутым, надуманным скандалом вокруг фильма “Матильда”. Это тоже такой очень знаковый момент.

Григорий Явлинский: Да, я совершенно с вами согласен, вы заметили очень интересный разворот. Но на мой взгляд, это связано с чем: раньше многим казалось, что власти не хотят задевать тему 1917 года и государственного переворота просто, чтобы не травмировать себя, не нарушать стабильность. Но теперь можно совершенно твердо сказать, что дело вовсе не в этом. Просто они являются прямыми наследниками этой власти, они ее впитали, они ее реализуют. Это такой современный большевизм. Можно было бы так сказать, что такая конструкция: большевистский переворот и современный большевизм. Современный большевизм проявляется буквально во всем. Это связано в том числе и с политическими репрессиями. Если вы смотрели, например, за последние годы, за последние месяцы, сколько было расправ, политических расправ – убийство Немцова, Политковской. Последние публикации были связаны с тем, что какие-то расправы в некоторых республиках происходят, десятками людей расстреливают. Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть эти данные, но их никто официально не опровергал – это опубликовала совсем недавно “Новая газета” – о внесудебных казнях и расправах, ровно тех же, в том же режиме осуществляемых, которые были в 1930-е годы. Полное молчание.

Леонид Велехов: Сегодня наш коллега-журналист получил срок, правда, условный, за какие-то “призывы к сепаратизму”. Он в Украине работал и в Крыму, и получил срок.

Григорий Явлинский: Просто надо понимать, что власть, которая сегодня в России есть, – это прямое наследие большевизма, они прямые наследники большевиков и по методам, и по целям, и даже по тому, что они хотят бесконечно удерживать власть разными способами. Способами узурпации СМИ, фальсификацией выборов, пропагандой, войной. Две войны ведут.

Леонид Велехов: Григорий Алексеевич, какие шансы прервать эту тенденцию, традицию, я не знаю, как ее назвать?

Григорий Явлинский: Это вопрос к нашему народу. Народ имеет такие возможности. Захочет ли он и сможет ли он сообразить относительно перспективы, что так же можно потерять перспективу. Сегодня кастрюля, в которой, можно так образно представить, в которой мы все находимся, там водичка теплая, колбаса в магазинах есть, город какой красивый, машинки ездят, иностранные в основном. Так не будет продолжаться вечно, потому что политика, которую проводят нынешние власти, Владимир Путин, она ведет страну к краху и в тупик.

Леонид Велехов: Татьяна из Москвы, добрый вечер, вы в эфире.

Слушательница: Здравствуйте. Григорий Алексеевич, у меня к вам самый больной вопрос – Крым. Вы тут сказали о том, что следует провести на новых условиях под наблюдением международных наблюдателей новый референдум. У меня такое сложилось впечатление, что у вас неполная информация о том, что происходит, и о том, что происходило накануне в Крыму. Потому что проводить референдум в стране, где состояние умов примерно, как в Северной Корее, – это просто профанация свободного волеизъявления. Хотелось бы, чтобы у вас была более полная информация, потому что в подобном случае это не демократические процедуры – подобного рода референдумы и выборы.

Леонид Велехов: Видите, сразу взяли быка за рога.

Григорий Явлинский: Это та самая тема, которую нужно обсуждать на международной конференции, как проводить в таких условиях референдум, какой он должен быть, какие должны быть наблюдатели, какая подготовка должна идти. Самое главное – это признание того, что аннексия произошла незаконно. Нужна целая система мер, чтобы никого не оскорбляя, никого не унижая, в соответствии с международным правом, в соответствии с российскими и украинскими законами выйти из этой ситуации. Это важнейший вопрос. Кстати говоря, это единственное мирное решение этой проблемы из всех, которые на сегодняшний день существуют.

Леонид Велехов: Тут тоже есть заковыка: если аннексия, то есть незаконное присвоение, произошла, значит, надо сперва незаконно присвоенное вернуть, потом уже проводить референдум.

Григорий Явлинский: Я не знаю, что вы подразумеваете под словом “вернуть”. Сперва нужно это признать, а потом искать решение, потому что там много людей живет, вообще говоря. Поэтому этот вопрос требует более обстоятельного и подробного решения, с учетом интересов прежде всего людей, которые там живут, и с учетом на уровне этом же всех международных правил, законов. Это коллизия очень серьезная, ее надо решать. Я хотел еще сказать, возвращаясь к предыдущему вопросу, о том, что важной темой является восстановление российской государственности. Восстановление российской государственности, о котором сегодня говорил, как вы процитировали, Путин, именно российской государственности, возвращаясь к корням, возможно будет только после того, как будет дана всесторонняя политическая, юридически-правовая оценка того, что произошло, и государственного переворота, и репрессий, и всего советского периода. На базе этой оценки нужно будет начинать восстанавливать российскую государственность, возвращаясь к тому периоду, когда после Февральской революции 1917 года Россия начала строить демократическое государство, проводила выборы в Учредительное собрание, которое было силовым образом разрушено и разогнано большевиками, которые по существу были в тот момент террористами, это была террористическая организация.

Леонид Велехов: А против них были, к сожалению, слишком мягкотелые, деликатные люди, долго они слишком собирали Учредительное собрание.

Григорий Явлинский: Мягкотелые, деликатные люди, у них было много недостатков, но это были самые образованные люди.

Леонид Велехов: Бесспорно, достойнейшие люди.

Григорий Явлинский: Которые, кстати говоря, я хочу вас удивить, ничего не украли. Представляете себе? Вы такого даже представить себе не можете.

Леонид Велехов: У меня богатая фантазия, я могу себе это представить.

Григорий Явлинский: Как, люди были у власти и ничего не украли? Это русские люди, наиболее образованные, наиболее подготовленные. Я могу с уверенностью сказать, люди, которые любили Россию больше собственной жизни, ничего не украли. Да, они не справились с террористами, да, они не справились с тем, чтобы удержать государство, да, они допускали очень много ошибок, причем некоторые ошибки просто не укладываются в голове даже до сих пор, которые были.

Леонид Велехов: Возобновление военных действий прежде всего.

Григорий Явлинский: Однако они умудрились во время войны, когда часть страны была даже оккупирована, провести первые в истории всеобщие выборы в Учредительное собрание, честность которых не оспаривает никто. Нет ни одного исторического источника, по крайней мере мне неизвестно, и никто из историков мне не говорил, чтобы кто-либо оспаривал честность тех выборов, что они были проведены абсолютно без фальсификаций. Большевики проиграли и устроили военный переворот.

Леонид Велехов: Любим мы нашу историю, потому что только в ней мы находим какие-то крупицы, что называется, правды.

Григорий Явлинский: Я люблю нашу страну и поэтому знаю, что в ее истории есть очень много разных страниц, есть страницы трагические, есть страницы очень тяжелые, но есть и страницы другого рода, на которые можно опираться при создании нового российского государства.

Леонид Велехов: Давайте все-таки вернемся в наши дни, здесь тоже есть какие-то, если не лучи света, то проблески. Уже вас лично я могу поздравить, что «Яблоко» хорошо выступило на местных выборах московских в муниципальные советы и в ряде регионов. Вы видите в этом признаки какого-то перелома в настроениях общества?

Григорий Явлинский: Я бы не стал торопиться. Это настолько серьезно, и настолько желаемо, и настолько важно, что не будем заниматься мечтаниями и шапкозакидательством. Я благодарю вас, что вы эту тему подняли. Что я хочу подчеркнуть, что является просто фактом, смотрите: люди пришли в Москве, несмотря на День города, несмотря на то, что не было оповещения, несмотря на то, что власти боролись за снижение явки, они пришли и проголосовали. И получилось. В ряде районов Москвы, даже в Гагаринском районе, где голосовал президент, из 12 мест 12 получило «Яблоко». Потому что люди пришли, там была явка, кстати, 27%, насколько я знаю, это вдвое выше. Мало того, мы в четыре раза опередили «Единую Россию» на этом участке. Хороший результат?

Леонид Велехов: Результат замечательный, теперь вопрос в том, вот эти вновь избранные депутаты, они явно столкнутся с всевозможным саботажем чиновников в управе, они кроме всего столкнутся со многими для них неизвестными проблемами, ЖКХ и так далее. «Яблоко» будет как-то помогать им?

Григорий Явлинский: Мы будем не просто консультативной помощью заниматься, мы будем системно работать, мы создаем специальный штаб. Я, кстати говоря, хотел сказать, что такое количество муниципальных депутатов мы выдвигали впервые. Мы выдвинули на первых порах больше тысячи. Во многом это было связано с тем, что мы работали с нашими партнерами и союзниками. Можно сказать, что у «Яблока» были такие союзники, как Дмитрий Гудков, Максим Кац, они много сделали для того, чтобы эта победа состоялась в таком масштабе.

Леонид Велехов: Это стратегический альянс или тактический?

Григорий Явлинский: Посмотрим, жизнь покажет. Не надо торопиться, надо просто отмечать то, что получилось. И я за это вам очень благодарен. Это действительно получилось, это действительно сработало. Было привлечено много новых людей, которые никогда раньше в выборах не участвовали. При этом нужно сказать, что «Яблоко», если в процентах, то оно просто получило свой результат, мы всегда получаем от 10 до 15%, мы всегда получаем в Москве на выборах около 15%. Но тот факт, что пришло столько молодых, впервые участвующих в политике, на выборы и победили, 170 только от «Яблока», а там еще победили другие, которые шли напрямую от других демократических сил — это хороший результат. Мы будем с ним работать.

Леонид Велехов: Я бы отметил прежде всего очень активную кампанию, агрессивную в лучшем смысле слова.

Григорий Явлинский: Насколько могла идти вообще муниципальная кампания в Москве в тех условиях, когда власти хотели явку сократить до минимума. Но они очень интересно сделали, если позволите, я вам скажу. Там был интересный такой нюанс: они боролись за низкую явку, но провели в этот же День города. Я думаю, получилась такая история, что низкая явка властей вся ушла на День города, а низкая явка «Яблока», которая не очень посещает народные гулянья в День города, она пошла и проголосовала. То есть наша явка пришла, а их явка пошла веселиться, и вот что получилось.

Леонид Велехов: Зачем вы раскрываете их ошибки? Не нужно.

Григорий Явлинский: Они в следующий раз так не сделают. Это же ясное дело, что получилась какая-то чепуха.

Леонид Велехов: Константин из Израиля, добрый вечер.

Слушатель: Я очень люблю вашу передачу. Григорию Алексеевичу хочу мою признательность выразить, я буду голосовать за него и все мои друзья тоже. У меня такой вопрос. Я тоже считаю, что это неокоммунизм то, что мы сейчас наблюдаем. Считает ли Григорий Алексеевич, что второй переворот был осуществлен в 2000-м году?

Григорий Явлинский: Я не знаю, можно ли назвать. Любая фальсификация выборов — это и есть переворот.

Леонид Велехов: Тогда у нас, как в Венесуэле, по числу переворотов скоро будет.

Григорий Явлинский: Я думаю, что в 2000-м году должен был быть второй тур, а его не было. Что там сделали с голосами, мне сейчас вам сказать трудно. Фальсификации, например, которые были в 2011 году, прямая узурпация власти. Это же мы все знаем. Мы сейчас сталкиваемся с подобными вещами. Хотя в этот раз в Москве выборы были проведены более-менее нормально, поэтому и получился сразу результат. Хотя совсем на днях нашего депутата взяли и лишили мандата. Правда, ЦИК вроде бы опротестовал. Просто взяли, отобрали мандат, сказали: вы неправильно перешли дорогу три дня назад, мы забираем у вас мандат. Это Московская область. Так что я благодарен за добрые слова. Хочу сказать, что, на мой взгляд, вооруженный государственный переворот состоялся в 1917 году, а потом, до сих пор оценка этому событию не была дана, так оно все продолжается в этом духе с более или менее крупными отклонениями. Но сталинизм, как политическая практика, сохранил свое влияние и в значительной мере даже наращивает его.

Леонид Велехов: Теперь давайте к вашей президентской кампании. Можно считать, что вы ее начали уже?

Григорий Явлинский: Она у меня идет лет 25.

Леонид Велехов: Как перевороты. Но я про нынешний этап…

Григорий Явлинский: Но с меньшим успехом, должен вам сказать, чем эти перевороты, но это пока. Что касается последнего времени, ну да, мы вели сейчас большую кампанию по всей стране, три месяца ее вели, когда начали ее в начале мая — это была кампания, связанная, она называлась «Время вернуться домой», суть ее заключалась в том, чтобы прекратить войну в Сирии, прекратить участие России в гражданской войне в Сирии, что является с нашей точки зрения абсолютно неприемлемым по целому ряду причин. Если говорить о кампании, мы провели 1800 пикетов, в 47 городах, в 38 регионах и получили более ста тысяч подписей за то, чтобы была прекращена эта авантюра. Кстати говоря, мы внесли уже, все наши представители в законодательных собраниях внесли проект закона о необходимости ограничить решение о предоставлении прав президенту, которое есть сегодня на использование вооруженных сил за рубежом, оно безгранично по времени, по масштабам, по месту. Это неконституционно. Это и есть кампания. Я считаю, что это и есть настоящая кампания.

Леонид Велехов: Я согласен с вами. Но я хочу именно врезаться в эту тему сирийскую и сказать вот что. Это замечательно, что вы собрали сто тысяч подписей. Смотрите, вчера вы на своей пресс-конференции в «Интерфаксе» привели эту цифру, что 49% граждан российских против участия России в сирийской войне. Но это же всего 49 против участия России в войне неизвестно за что, где-то, понимаете, у черта на рогах! А остальные 51%?

Григорий Явлинский: Во-первых, когда мы начинали кампанию, их было 34%, за три месяца ситуация изменилась. Я далек от мысли, что это благодаря нашей кампании, но мы свою лепту внесли. 50% при том уровне оболванивания, пропаганды, запугивания, совсем не так плохо.

Леонид Велехов: Все-таки плоховато. Я думаю, в советское время, если бы по афганской войне был опрос, и то лучше бы был результат.

Григорий Явлинский: Не знаю, не уверен. Даже когда Червонопиский выступал на Съезде народных депутатов и критиковал Сахарова…

Леонид Велехов: Так кто там в зале сидел?!

Григорий Явлинский: Дело было не в зале, а дело было в настроениях в стране, они вовсе не были однозначными. Зал в этом смысле в значительной мере представлял не Москву, но страну. Поэтому это более сложный вопрос. Но я думаю, что это хорошая новость, что 50% людей против войны в Сирии. Это хорошая и важная вещь.

Леонид Велехов: Стакан наполовину пуст или наполовину полон.

Григорий Явлинский: Важная вещь — 50%. Но это опросы. Люди боятся отвечать на эти вопросы. Ситуация еще заключается в том, что если бы рассказать правду об этой войне, рассказать о том, сколько она стоит, рассказать о том, что она с геополитической точки зрения является капканом, в который затаскивают Россию, в абсолютно бесперспективную вещь, совершенно в бесперспективную яму, что опасность идет из Афганистана, куда перемещаются эти моджахеды, с которыми якобы воюет Россия. Конечно, с этической точки зрения, я уже об этом говорил, это абсолютная катастрофа, это совершенно неприемлемо испытывать оружие в условиях, когда там убивают тысячи, десятки, а может быть и сотни тысяч мирных мусульман, которые живут в своей стране, в Сирии, у них гражданская война. Почему Россия должна этим заниматься? Это же преступление. Какое она имеет право это делать? Мало ли, что там диктатор Асад кого-то позвал, почему мы должны это делать? Разве это способ отрабатывать новые виды оружия? Разве это способ тренировать войска России, это путь?

Леонид Велехов: На кошечках, да уж. Вы сказали о том, что действительно люди оболванены, у людей мало информации. Тому подтверждение, в частности, сегодня мы провели такой «вокс-поп», как говорят на телевидении, на улицах Москвы и лишний раз в этом убедились, как люди не очень-то, что называется, информированы, в частности, о президентской кампании и кандидатах в президенты.

(Опрос)

Григорий Явлинский: Я очень благодарен вам за опрос. Я даже не ожидал такой большой поддержки. 10% от опрошенных — это очень хороший результат.

Леонид Велехов: Опрос прежде всего показывает, мне кажется, апатию и то, что люди очень мало знают про выборы и кандидатов. Когда про вас говорят, что вы не занимались хозяйственной деятельностью, человек, что, с Луны, что ли, упал? Причем не молодой уже.

Григорий Явлинский: Вообще говоря, я занимался хозяйственной деятельностью, но неважно. Кампании сейчас еще нет, ничего еще не происходит, поэтому все впереди.

Леонид Велехов: Но сигнал вам, что кампания должна быть активная.

Григорий Явлинский: Честно вам скажу, что если такие настроения репрезентативные сохранятся, можно очень хороший результат получить.

Леонид Велехов: Дай бог.

Слушатель: Добрый вечер. Два вопроса к Григорию Алексеевичу, позвольте. Григорий Алексеевич, первый вопрос: как вы считаете, есть ли у Путина и его ближайшего окружения мысль, стремление совершить крутой левый поворот в России и вернуться к советской политической системе, уйти от олигархо-воровской вакханалии? Если да, то, на ваш взгляд, возврат к этой системе спасет ли нас как нацию, как этнос, как великую державу? Второй вопрос: в начале 1970-х годов маршал Язов, тогда он еще не был маршалом, проводил одно из совещаний с высшим командным составом, где заявил, что при Сталине страна бежала вперед, при Хрущеве она пошла вперед, при Брежневе она покатилась назад. Если этому верить, то в настоящее время мы идем назад конским галопом или уже перешли на сверхзвук? Спасибо большое.

Григорий Явлинский: Во-первых, я думаю, что никакого левого поворота не будет, вообще ничего не будет. Главная задача Владимира Путина оставить все, как есть, ничего не менять. Жизнь, конечно, будет развиваться, все это будет еще больше углубляться, оно еще будет больше деградировать, еще будет больше распадаться. Богатые будут еще богаче, бедные будут еще беднее и так далее. Но ничего не менять, главное — оставить все, как есть. Что касается того, что вы спросили — вбок, согласно той градации. Я, конечно, с ней не согласен, маршал, конечно, много чего напутал. Даже если основываться на том, куда движется, бежит, ползет — вбок она идет и в никуда. Просто вбок. Вбок и по экономике, вбок и в политическом отношении, вбок и в международной политике, куда-то вбок, пятится боком.

Леонид Велехов: Упомянули мы уже Гудкова и Каца, я еще об одном хочу вас спросить человеке — это о Ройзмане. С ним альянс сохраняется?

Григорий Явлинский: Он очень способный политик, серьезный человек, нам, как политической партии, очень хорошо с ним сотрудничать. Он глубокий, умный и серьезный человек.

Леонид Велехов: Я с вами абсолютно согласен.

Григорий Явлинский: Человек, имеющий принципы. Это надо быть особым политиком, которого спрашивают: вы выдвигаетесь от «Яблока», вы же знаете, что «Яблоко» против войны в Сирии, а в Свердловской области есть много предприятий оборонного комплекса, и они поэтому не смогут поддержать вашу кандидатуру. И он ответил: война-то кончится, а совесть же останется. Позиция же верная.

Леонид Велехов: Умница, ничего не скажешь.

Григорий Явлинский: Таких политиков в России очень немного.

Леонид Велехов: Не густо, да.

Григорий Явлинский: Он особый.

Леонид Велехов: Спрошу вас еще об одном политике. Гипотетически альянс, союз с Навальным возможен? Есть какие-то точки соприкосновения?

Григорий Явлинский: Пока нет, а там посмотрим.

Леонид Велехов: Скажите, пожалуйста, на чем вы будете в своей президентской кампании делать акценты наиболее сильные?

Григорий Явлинский: Их будет довольно много.

Леонид Велехов: Я понимаю. Три, скажем, выделим.

Григорий Явлинский: Во-первых, нужно будет подробно и внятно рассказать, как может существенно измениться к лучшему жизнь наших людей, что это сделать вполне возможно. Что это сделать возможно, если прекратить войны, отменить санкции, наладить отношения с миром, если решить несколько ключевых экономических задач. Например, чтобы частная собственность была неприкосновенной. Если изменить бюджетную политику так, чтобы деньги в основном шли не на всякие авантюры и не на гонку вооружений, а на медицину, образование. Здесь нет ничего такого необычного, просто нужно людям внятно очень, подробно рассказать, и показать, и расписать. А главное направление — это восстановление российскую экономику, которая получила очень сильный разрушающий удар от той политики, которую последние пять лет проводит российский правящий класс.

Леонид Велехов: От чего вы ведете отсчет в пять лет?

Григорий Явлинский: Я имею в виду с 2013-го, скажем, года. Поставил ее положение мишени, по которой все применяют санкции, развлекаются в этом. Экономика все скукоживается и скукоживается. Мы же оказались в положении, что самый благоприятный прогноз экономический, если Путин останется у власти и останется эта экономическая система, политическая система — это ближайшие 20 лет стагнации будет. 20 лет стагнации — это же какое отставание. Это значит Россия перейдет опять в категорию бедных стран, в которой она чуть было не оказалась в 90-е. Он будет просто туда сползать к бедным странам. Вы вдумайтесь: мы сможем восстановить реальные доходы 2013 года, только выйти на уровень 2013 года в 2021 году. А в 2035 году, это совсем немного времени, мы только на 27% будем выше, чем в 2013 году.

Леонид Велехов: День простоять и ночь продержаться.

Григорий Явлинский: Вы представляете, что такое развитие экономики в условиях стагнации? Вот с какой мы сталкиваемся ситуацией. Поэтому ключевой момент — это объяснить людям, что мы можем жить совершенно иначе, экономика наша может развиваться совершенно иначе, нужно только действительно всерьез проводить другую политику. Это все можно сделать, и касательно пенсионеров, и решить проблему с землей, уже давно пора. Есть программа «дома. Земля. Дороги», есть программы, связанные с индивидуальными лицевыми счетами, с накоплениями, множество есть серьезнейших программ, но для этого должна измениться вся политическая машина. Нет особого секрета, что делать в экономике, все профессиональные экономисты, а в России есть немало толковых профессиональных экономистов, современных, все знают, что надо делать, приблизительно все знают. И все вам расскажут, что нужно помогать бизнесу, что нужны инвестиции, нужно, чтобы неприкосновенность собственности была. Все знают.

Леонид Велехов: Никто ничего не делает.

Григорий Явлинский: Суть дела заключается в том, что государство не должно, когда оно является бюрократическим, корпоративным, оно не имеет права разрушать экономику, а оно именно этим занимается.

Леонид Велехов: Григорий Алексеевич, но людей-то как расшевелить? Люди, мне кажется, в депрессивном находятся состоянии.

Григорий Явлинский: Здесь вы правы. Потому что без давления снизу, без интереса к этому снизу изменить что-либо невозможно, действительно реально невозможно. Здесь вы правы. Но здесь я хочу сказать, что на вас одна надежда — на средства массовой информации. Говорите людям правду, объясняйте им, что происходит. А как еще в мире это бывает?

Леонид Велехов: Нас так немного, которые хотят говорить правду.

Григорий Явлинский: Значит, дело не только в политиках.

Леонид Велехов: Не только в политиках, далеко не только.

Григорий Явлинский: В середине 80-х годов, когда начались изменения, средства массовой информации, свобода слова сыграла главную роль.

Леонид Велехов: Огромную роль.

Григорий Явлинский: Просто главную. Сегодня, если люди получат возможность говорить по основным телевизионным каналам, используя главные средства массовой информации то, что они считают самым важным и то, как живет наша страна, не о том, как плохо в Украине, не о том, какие глупые американцы, не о том, какой ужасный Евросоюз, а о том, что в нашей стране происходит, что у нас происходит с ценами, что происходит с пенсионерами, что с медициной, что с образованием, ситуация изменится за полгода.

Леонид Велехов: Будем надеяться. Хотя, посмотрите, интернет посильнее, что называется, доходит до людей, чем то же самое телевидение…

Григорий Явлинский: Здесь я вам профессионально одну вещь хочу сказать, что последний серьезный анализ интернета показал, что там очень много людей смотрят те же ресурсы, которые дублируют первый, второй, третий и четвертый каналы, вот и все.

Леонид Велехов: Потому что государство стало очень активно работать с интернетом.

Григорий Явлинский: Поэтому не надо эту байку, что интернет нам все изменит. Нет, ничего он нам не изменит.

Леонид Велехов: И неслучайно Путин посетил «Яндекс».

Григорий Явлинский: Все неслучайно.

Леонид Велехов: А вы, между прочим, как-то собираетесь работать с интернетом?

Григорий Явлинский: Посетить «Яндекс»?

Леонид Велехов: И «Яндекс» посетить, в частности.

Григорий Явлинский: А вы объясните мне, как так получилось: только Путин оттуда вышел, произошла эвакуация? Вы знаете это?

Леонид Велехов: Да.

Григорий Явлинский: Это что? До сих пор тысячи, десятки или уже сотни тысяч людей по всей стране все время эвакуируют.

Леонид Велехов: А вот это вы мне объясните, вы же все-таки к инсайдерской информации ближе.

Григорий Явлинский: Я только хочу сказать, я очень боюсь, чтобы не было ситуации «волки, волки», когда потом все привыкнут, произойдет какая-нибудь трагедия. Поэтому это серьезный вопрос. Это вопрос о том: что спецслужбы, как? Или они только могут менять выборы в Америке, а здесь не могут разобраться, кто звонит по телефону?

Леонид Велехов: А вы уверены, что они не причастны к этим звонкам?

Григорий Явлинский: Я не знаю, я просто спрашиваю. Президент съездил в «Яндекс» и «Яндекс» эвакуировали — это как понять? Где спецслужбы, кто у него работает? Он бы вызвал на ковер сказал: это что такое, что за безобразие?

Леонид Велехов: Мало того, там в Яндексе на презентации не могли дать какую-то информацию на экран, потому что были подавлены все интернет-ресурсы на время его пребывания в этой точке.

Григорий Явлинский: Все было подавлено, а тревогу объявили. Это, кстати, очень знаковые вещи. Вообще происходят все время вещи какие-то очень странные. Сегодня в «Яндексе» том же сообщение, что памятник, который напротив вашего офиса стоит, там какой-то рисунок немецкой винтовки.

Леонид Велехов: «Шмайсера» оказалась схема.

Григорий Явлинский: Как он там оказался? А вообще, как это так получается: здесь памятник Калашникову, сто метров отсюда строят памятник жертвам репрессий? Это вопросы все обращены к обществу и в основном к вашим слушателям и к вашим зрителям. Неужели непонятно, что происходит на примере Улюкаев — Сечин, на примере Никиты Белых, которого я искренне хотел бы поддержать.

Леонид Велехов: А Улюкаева?

Григорий Явлинский: Я меньше знаю его, я его лично вообще не знаю. Или, например, история с Серебренниковым, с памятником автомату, с культурным брендом.

Леонид Велехов: Я хотел вас спросить: как вам эта замечательная мысль, что это культурный бренд России?

Григорий Явлинский: Стыдно очень и глупо.

Леонид Велехов: Из каких-то глубин подсознания, по-моему, вырвалось.

Григорий Явлинский: Стыдно и глупо. Да не из каких это не из глубин, просто хотел министр лишний раз понравиться президенту, он сказал глупость. Сам знает, что сказал глупость, он же не дурак. Я просто хотел сказать вашим слушателям и моим — это репетиция. Все элементы, которые я назвал, это репетиция. Все все видят. Все это развернется в полном объеме после марта будущего года, если Путин будет переизбран. И потом не надо говорить: кто же мог подумать, как же так? Всем все сейчас показали, что будет, открыто. Теперь всем решать и тогда, когда будут выборы. Не забывать об этом.

Леонид Велехов: Дадим слово нашим слушателям и зрителям.

Слушатель: Добрый вечер, уважаемый Григорий Алексеевич и уважаемый ведущий. У меня вопрос такой профессиональный для Григория Алексеевича по поводу развития регионов дотационных. У нас в Забайкальском крае вся продукция с большими затратами производится, и добыча полезных ископаемых, и производство продуктов питания и так далее. То есть вся продукция неконкурентоспособна, потому что у нас производство электроэнергии очень дорогое, вся продукция привозная. То есть мы не можем никак, грубо говоря, разжиться ничем. В Забайкалье нет электростанций, в Приморье тоже. Вопрос такой: как развиваться таким регионам дотационным? Что бы вы предложили в своей программе развития экономики для нашего Забайкальского края? Я об этом спрашиваю, потому что многих экономистов слушал, но никакого внятного, толкового ответа я не услыхал. Пожалуйста, ответьте.

Леонид Велехов: Серьезные слушатели у Свободы, серьезные люди.

Григорий Явлинский: Серьезный вопрос. Во-первых, первый вопрос — это транспортные тарифы, они должны быть установлены таким образом, чтобы не снижать рентабельность производства в Забайкальском крае. Второй вопрос — это особая энергетическая тарифная политика по отношению к Забайкальскому краю, которая является особой политикой для этого региона, но она должна решать один важнейший вопрос — снижать затратность и себестоимость вашей продукции в максимальной степени с тем, чтобы рентабельность росла. Просто должна быть установка у федерального правительства относительно повышения рентабельности продукции, производимой в Забайкальском крае. Но я бы считал, что помимо всего этого необходимо создание системы стимулов для развития частного производства и предпринимательства в Забайкальском крае, там есть такие возможности. Но для этого нужно изменить пропорцию изъятия налогов по сравнению с тем, что существует сегодня. Одно из принципиальных предложений заключается в том, это общее предложение, касающееся всех регионов, сделать не как сейчас 60, 30 и 10, имея в виду 60% забирает федеральный центр, 30% – это регион, и 10% – местное самоуправление, а целом по России общую норму, среднюю сделать 30, 30 и 30, а для таких районов, как Забайкальский край, вообще создать мощный стимул тем, что практически не изымать оттуда налоги совсем. Тогда появится предпринимательство, тогда туда приедут люди, там будет возможность что-то делать. Я не говорю, что есть волшебная палочка, я не говорю, что можно за одну минуту решить, но нужно проводить такую политику, чтобы дать людям экономическую свободу. Вообще есть общий принцип: если ничего не можешь дать — дай свободу. Человек так грамотно формулирует вопрос, что я уверен, что дай ему свободу, дай ему возможность доступа к финансовым ресурсам в виде кредитных ресурсов, и ситуация изменится.

Леонид Велехов: Это как лошадь, если тебе нечем ее кормить, хотя бы отвяжи и отпусти пастись.

Григорий Явлинский: Она тебя приведет к дому. Так и здесь, дайте людям свободу, перестаньте их давить, перестаньте их зажимать, дайте им возможность заниматься своим делом и не отбирайте потом у них. Как только у них начнет что-то получаться, у них все начнут опять утаскивать, отбирать, вытаскивать, отжимать. Защищайте частную собственность, защищайте права, сделайте так, чтобы суд был независим от губернатора, и вы увидите, даже в тяжелых регионах, а это тяжелый регион, будет меняться ситуация к лучшему.

Леонид Велехов: Отлично. Вернемся даже не в большую политику, а в интриги большой политики. В прошлый раз, на прошлых президентских выборах против вас выставили Прохорова.

Григорий Явлинский: Не против меня, а вместо меня. Меня просто сняли.

Леонид Велехов: Вас не зарегистрировали. Теперь, похоже, есть такой слушок, что на эту роль собираются зарядить Ксению Собчак.

Григорий Явлинский: Я ничего про это сказать не могу, я ничего про это не знаю. Есть много всяких политтехнологий.

Леонид Велехов: Вам не кажется, что такие тренды, такие политтехнологии у нас Жириновский задает? Помните, он охранника своего выставил на выборы в президенты, после чего Путин стал охранников назначать в губернаторы. Жириновский посадил сына руководителем фракции, а теперь замаячила воспреемница нашего президента на горизонте.

Григорий Явлинский: Не знаю, прокомментировать я это не могу. Я слышал, что Елену Борисовну Мизулину еще выдвигают. Всех надо выдвигать, пусть все выдвигаются. Чем больше кандидатов, тем лучше. Они все будут представлять определенные круги населения.

Леонид Велехов: Петр из Краснодара, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос Григорию Алексеевичу. Я по поводу прошедших выборов 10 сентября. Пришел я на участок, мне кинули два бюллетеня, в которых вообще не было от партии «Яблоко» никого. У вас есть в Краснодаре штаб или что-то?

Григорий Явлинский: Да, у нас в Краснодаре есть довольно много сторонников, но с организационной точки зрения там у нас идет институциональная перестройка. У нас была одна организация, потом мы ее переделывали. Вообще сейчас «Яблоко» обновляется, в «Яблоке» идет реформа. Поэтому у нас 78 региональных организаций, в ряде из них происходят довольно глубокие изменения. Иногда они происходят болезненно. Если говорить о Краснодарском крае, то как раз вы правильно заметили, там болезненные изменения, там нам не зарегистрировали список, имели для этого все правовые основания. Строительство партии в нынешних условиях вещь очень непростая.

Леонид Велехов: Обновление как-то сопровождается омоложением? К «Яблоку» часто та претензия, что это партия немолодых людей, немолодых избирателей.

Григорий Явлинский: Во-первых, у нас руководство все молодые люди, как вы знаете.

Леонид Велехов: Я имею в виду другие партийные слои, пониже.

Григорий Явлинский: То, что сейчас произошло в Москве, там же огромное количество молодых людей. Я думаю, что треть только составляют люди старше 40-ка, две трети моложе 40-ка, я так думаю, точную цифру я вам не назову, но думаю, что она будет очень близкой к этому. Поэтому появились люди, которым стала интересна политика.

Леонид Велехов: А в вашей президентской кампании какой-то акцент на молодого избирателя будет сделан?

Григорий Явлинский: Обязательно. Для кого будущее строится?

Леонид Велехов: Это теоретически.

Григорий Явлинский: И практически. Мы просто возьмем и объясним.

Леонид Велехов: В «Яндекс» надо пойти.

Григорий Явлинский: После меня, я надеюсь, не будут эвакуировать и не будут подавлять.

Леонид Велехов: Все будет слышно и видно, и людям дадут выйти в туалет.

Григорий Явлинский: Это последнее особенно важно.

Леонид Велехов: А то их там всех посадили, они, по-моему, даже приподняться не могли.

Григорий Явлинский: Пусть расскажут об этом. Они же не рассказывают ничего. Чего они не делятся впечатлениями?

Леонид Велехов: Потому что всем довольны, потому что это такие новые буржуа, им не нужно никаких перемен.

Григорий Явлинский: Я встречал разных буржуа, особенно у банкиров сейчас интересные времена. Они вчера были буржуа, а сегодня они отнюдь не буржуа. Поэтому все должны понимать, что здесь всем руководит сегодня случай и сила, не право, не закон, а случай и сила. А вот это мы изменим, мы сделаем по-другому, мы сделаем так, что закон раньше или позже будет одинаковым для всех.

Леонид Велехов: Будем надеяться, будем верить. Надеюсь, что наша встреча сегодняшняя будет хоть в малой степени этому способствовать. Спасибо, Григорий Алексеевич.

Григорий Явлинский: Спасибо вам большое.

Источник