Дмитрий Зеленов

депутат муниципального округа Якиманка г.Москвы

Архив категорий Демократия

Зеленов Дмитрий Автор:Дмитрий Зеленов

Электронное голосование. За, или против?

В преддверии выборов в Мосгордуму набирает обороты дискуссия о внедрении электронного голосования (ЭГ) в избирательный процесс.

Наиболее ярким сторонником ЭГ из, как бы «независимых» от власти персоналий, является Алексей Венедиктов. Наиболее заметными и естественными противниками ЭГ являются оппозиционные кандидаты в Мосгордуму и их сторонники.

голосование граждан ЕС, находящихся в США

Многие вообще не особо понимают, о чем идет речь и в чем суть споров. А всё не так уж сложно. Мы уже много лет вполне комфортно сосуществуем рядом с такими явлениями, как электронное общество, электронное правительство, электронная демократия. ЭГ – часть этих систем. Это не новая разновидность демократии, а лишь её более современный инструмент. Для сравнения, ЭГ можно соотнести с обычным голосованием так же, как электронную почту с обычной почтой. Прогресс не остановишь, в любом случае, ЭГ, рано, или поздно будет внедрено и постепенно будет вытеснять обычное голосование вплоть до его полного исчезновения. Проблема в другом.

Любые подобные инструменты должны обеспечивать высочайший уровень гарантий их безупречной работы, отказоустойчивости и защищенности от злонамеренного вмешательства с целью влияния на результат. Оптимисты, в основном, не разбираются в деталях, не представляют себе всех рисков и формируют свое мнение, в основном, полагаясь на успешную риторику сторонников ЭГ, по факту аффилированных с властью. Скептики более прагматичны в своих оценках. Приведу некоторые из них ниже.

  1. Руководит этим процессом само Правительство Москвы – структура более всех заинтересованная в фальсификации результатов в свою пользу.
  2. Основой этой системы является программный код. Как он будет работать полностью зависит от разработчиков. Совершенно ничто нам не гарантирует, что он не будет настроен так, чтобы выдавать желаемый результат.
  3. Кто конкретно занимается разработкой, как будет обеспечен независимый общественный аудит на всех этапах – от разработки до контроля за уже функционирующей системой? Всё это нам не ведомо.
  4. Судя по тому, что мы видим, само Правительство Москвы и собирается всё контролировать. Значит мы получим систему по образу и подобию «Активного гражданина», который в народе уже обозвали «Фиктивный гражданин».
  5. Бумажное голосование успешно может контролироваться наблюдателями, а система ЭГ обычным наблюдателям неподконтрольна, и каким образом может проводиться её электронный аудит никто не раскрывает.

Внедрять подобные системы конечно нужно, но заниматься этим должны независимые структуры с выстроенной системой перекрестного аудита и контроля. Правительство же Москвы и любые структуры власти не должны приближаться к этим процессам на километр.

Робот Новостной Автор:Робот Новостной

В Женеве проголосуют против бога на работе

Наглядная агитация «за» и «против» на женевских улицах перед референдумом: здесь и Пьер Моде, почти намалеванный в образе дьявола, и дорогостоящая система здравоохранения «показывает зубы» (налого)плательщикам.
(Keystone)

На кантональном референдуме в Женеве 10 февраля 2019 года избиратели выскажут в том числе своё мнение о принципе последовательного отделения церкви от государства. Новая редакция кантонального «Закона о светском государстве» («Loi sur la laïcité de l’Etat»), запрещает, в частности, любым госслужащим, в том числе и учителям и депутатам, ношение на работе религиозных символов или символов, воспринимаемых в общественном мнение в качестве таковых, включая нательные кресты, головные платки и шапочки-кипы.

Отделение церкви от государства закреплено в кантональном законодательстве Женевы начиная с 1907 года. В 2012 г. этот принцип (лаицизм Внешняя ссылка) был занесён в текст Основного закона (конституции) Женевы. В 2013 году (скандально) известный министр кантонального правительства от партии либералов (FDP/PLR) Пьер Моде (Pierre Maudet) создал рабочую группу, с тем чтобы «уточнить» порядок реализации данной конституционной нормы на уровне кантонального законодательства.

плакат для выборов
Накануне местного референдума 10 февраля женевская Христианско-демократическая партия остроумно, но почти в нецензурной форме выступает против усиления роли любой религии в управлении кантоном. В вольном переводе на русский плакат предлагает заменить выражение «Боже мой» на «Черт побери».

(swissinfo.ch)

С точки зрения П. Моде, «результат работы этой группы окончательно завершает в Женеве эпоху «культуркампфаВнешняя ссылка» (политический феномен 19-го века, основным содержанием которого является борьба церкви и светского государства за умы граждан, — прим. ред.). В парламенте Женевы, однако, «Закон о светском государстве» привел к жарким дебатам. После того, как парламент в итоге принял новую его редакцию, по меньшей мере четыре общественные организации сразу воспользовались инструментами прямой демократии и вынесли этот закон на всенародное голосование, которое состоится 10 февраля.

Закон предписывает, в частности, сотрудникам кантональных и муниципальных органов власти и государственных учреждений, находящихся по роду своей деятельности в контакте с людьми, включая школы, воздержаться от ношения и использования внешних знаков религиозной принадлежности (нательные кресты, головные платки и шапочки-кипы).

Жесткие требования

Эти же ограничения распространяются и на лиц, занимающих выборные политические посты, в том числе должности депутатов кантонального и общинного / муниципального уровней. В частной жизни депутаты, учителя и чиновники могут продолжать носить чадру, крест или кипу, но не в рабочее время.

ДОСЬЕ

Референдум 10 февраля 2019 года

На референдуме 10 февраля 2019 года швейцарские избиратели выскажут свое мнение по вопросу о правовом регулировании урбанизации.

Особенно активно против закона выступают представители левых партий, а также профсоюзных объединений, феминистские круги и организации мусульман. По их мнению, закон о светском государстве является дискриминационным и угрожает свободе личности. Партия же «Зеленых» и вовсе оказалась под ударом — одна из депутатов парламента от этой партии сама носит платок. Правые силы в правительстве Женевы утверждают, что данный закон, наоборот, защитит как свободу совести, так и свободу не верить в бога.

Интересна позиция официальных церквей: Протестантская, Римско-католическая и Христианско-католическая церковь Швейцарии (Die christkatolische Kirche der Schweiz, епископально-синодальная церковь, чтущая основные католические и общехристианские доктрины и обряды, но имеющая организационную независимость от Папы Римского, — прим. ред.) поддерживают новый закон, хотя и находят, что требовать от государственных служащих соблюдать религиозную нейтральность — это довольно-таки жестко.

Еще одно нововведение коснется порядка взимания «налога на церковь», который вычитается из зарплаты автоматически налоговой службой, в случае если житель Швейцарии добровольно заявляет о своей принадлежности к трем вышеперечисленным традиционным церквям. В прошлом в Женеве такие отчисления получали только 3 упомянутые церкви, но теперь претендовать на отчисления за счет религиозного добровольного налога при определённых условиях смогут и другие религиозные сообщества. Последнее слово в этом споре остаётся за народом.

Neuer Inhalt


Робот Новостной Автор:Робот Новостной

Как в городе Биль хотят оживить прямую демократию

Город Биль, 3 ноября 2018 года: более 4 тыс. человек вышли на демонстрацию против проекта строительства объездной автодороги. Это была беспрецедентная по массовости гражданская акция в городе с населением чуть более 50 тыс. человек.
(swissinfo.ch)

Город Биль в кантоне Берн известен прежде всего в качестве неофициальной столицы швейцарского часового искусства, а также крупнейшего двуязычного города в Швейцарии. Но есть у его жителей одно не очень хорошее качество: если верить статистике бильцы гораздо чаще других «прогуливают» выборы и голосования на референдумах. Новая «городская конституция» призвана преодолеть этот дефицит и мотивировать народ к активному участию в политических процессах.

Сегодня мы — во всяком случае, в Швейцарии — переживаем самый настоящий золотой век прав народа, демократии и прямого участия граждан в управлении обществом и страной. По всему миру сейчас проходят форумы, круглые столы и дискуссии о том, как обеспечить гражданам их долю властных полномочий.

В разных странах ситуация в этом отношении выглядит по-разному: в России тех, кто протестует против устройства свалок у них под носом, ждут полицейские дубинки, во Франции «желтые жилеты» требуют прав на проведение референдума по швейцарскому образцу, а вот в самой Швейцарии гражданская совесть у людей несколько затухла, так что на кантональном и общинном уровне явка на выборы и голосования упала до рекордно низких показателей.

Нет, а зачем, в самом деле, куда-то ходить, коль скоро наилучшая из возможных политических систем уже здесь полностью реализовалась? Взять, например, тот же город Биль. Когда здесь явка на выборы добиралась до уровня в 50% от списочного состава избирателей? Никто уже не помнит. За последние четверть века в среднем явка здесь была просто микроскопической. Устав города (своего рода локальная конституция) был создан в 1960-е годы, последние поправки вносились в него в 1996 году.

Но вот теперь «отцы города» хотят провести первую за последние десятилетия «тотальную ревизию» основного закона города, укрепив и качественно расширив уже предусмотренные в этом документе права и компетенции граждан в смысле прямого участия в управлении и формировании политической повестки дня. Происходить же это должно отнюдь не помимо или поверх граждан, но с их же непосредственным участием. Власти хотят «пойти в народ» и узнать, чем он, этот народ, дышит и живёт? В ходе организованного процесса постоянного общественного обсуждения народ будет призван высказывать своё мнение, формировать идеи и предлагать, критикуя, решения насущных проблем.

«Перезагрузка демократии»

Может возникнуть вопрос — ну хорошо, примем новый устав города, и что потом? Но тут нужно учитывать, что в Швейцарии за последние триста лет под воздействием немецкой политической мысли (романтизм) и французской идеологии свободы, равенства и братства, сложился конституционно-практический формат мышления, в рамках которого и решаются все насущные проблемы. Документ, конституция, устав, любой другой правоустанавливающий или нормативный акт имеет в Швейцарии на любом уровне характер безусловной ценности — при условии, что все те, кого этот документ касается, принимали участие в его создании.

 бумаги
Устав города Биль (своего рода локальная конституция) был создан в 1960-е годы, последние поправки вносились в него аж в 1996 году.

(swissinfo.ch)

От «порядка проживания в многоквартирном доме» до конституции — да что там, даже у истоков швейцарской истории находится документ под названием «Союзная грамота», так что обсуждение нового устава города Биль, которое началось на прошлой неделе, это не просто мероприятие «для галочки» с целью составить очередную формальную бумажку! Это действительно процесс, имеющий основополагающее значение! Недаром на первую дискуссию с мэром города Эрихом Фером собрались около сотни самых активных политиков и граждан. Имея свое мнение по данной проблематике, все они хотели послушать, что думают власти и каковы их представления о том, как в будущем должна выглядеть живая демократия в городе.

«Мы должны позаботиться о том, чтобы в будущем граждане не отсиживались и ходили голосовать, но и темы им должны предлагаться действительно значимые»

Эрих Фер, мэр г. Биль

Конец цитаты

«Наша задача состоит в перезагрузке демократии в нашем городе. Мы должны позаботиться о том, чтобы в будущем граждане не отсиживались и ходили голосовать, но и темы им должны на голосованиях предлагаться действительно значимые», — говорит Эрих Фер. То есть мэр предлагает не забивать избирателям головы всем тем, без чего можно обойтись, но дать им право решать действительно важные вопросы.

Например, традиционное ежегодное голосование по бюджету города на ближайшие годы можно было бы просто отменить, с учетом того, что налоговая ситуация в городе вроде бы обещает оставаться стабильной. Кроме того, можно было бы пересмотреть в сторону понижения число подписей, необходимое для постановки какого-либо вопроса на местный референдум.

Проект «оживления» локальной политической жизни предусматривает и определенные новации, например право на подачу петиции, проведение консультационных референдумов, решения которых не носили бы обязательного характера, более активное подключение политического потенциала отдельных районов города и так далее. Ещё одна новация уже работает на практике, но пока в этаком закулисном формате: речь идет о политическом жребии, когда граждане города, чьи имена были указаны на основе принципа случайной выборки, имеют право высказать свои замечания и предложения по важным вопросам политической повестки дня. Такое уже имело место, например, в ходе разработки проекта нового устава города.

Информационная прозрачность

Существенным пунктом новой редакции этого документа станут предусмотренные в нём основания для предоставления живущем в городе иностранцам права участвовать в решении локальных вопросов. Удастся ли сделать это? Всё пока говорит в пользу такой реформы: идея насчет того, что право голосовать должен иметь каждый горожанин независимо от того, есть у него швейцарское гражданство или нет, находит сочувствие и понимание у многих жителей города.

Эрих Фер (слева) — мэр Биля, швейцарского промышленного города, где, в частности, производятся знаменитые марки часов Rolex и Omega.

(© KEYSTONE / ANTHONY ANEX)

А еще новый текст устава города предписывает выборным должностным лицам муниципального уровня обеспечивать режим большей, чем раньше, прозрачности их работы, особенно в случае потенциального возникновения конфликта интересов: такие коллизии необходимо регистрировать уже на ранней стадии. Кроме того, власти должны будут более последовательно реализовывать вменённую им обязанность полного информирования граждан по вопросам, представляющим особый общественный интерес.

Кантон Берн
Биль/Бьенн: попытка изменить имидж

Слишком рабочий и не гламурный? Действительно, у Биля в Швейцарии не лучшая репутация. Город начинает кампанию, призванную изменить ситуацию.

Автор: Бальц Ригендингер (Balz Rigendinger)
Доступно на 8 других языках Доступно на 8 других языках

Правда, кое-такие пункты, которые присутствовали в старой городской конституции, в новой уже присутствовать не будут. Например, из этого документа будет вычеркнута позиция об оказании поддержки местным СМИ. В Биле понимают, что масс-медиа, многие из которых из последних сил сражаются за своё выживание, являются важным каналом информирования граждан и необходимой площадкой общественных дебатов. «Поддержка СМИ находится в сфере компетенций федерального центра. Именно он обязан искать и находить оптимальный баланс между различными языковыми регионами страны, в том числе и в части, касающейся масс-медиа», — говорит мэр Эрих Фер.

«Жёстко централизованная власть, ограниченные возможности граждан в смысле участия в принятии политических решений являются серьезным препятствием на пути развития современного общества. Поиск методов и инструментов активного участие местных жителей в политической жизни своего же региона является основным вызовом эпохи», — говорит мэр Биля, обосновывая необходимость провести качественный пересмотр городского устава.

Новая эра

Эрих Фер вынужден взглянуть фактам в глаза: прошли безвозвратно те времена, когда функции и роли правителей и управляемых, чиновников и граждан были четко разделены и дефинированы. Из окна своего рабочего кабинета он прекрасно видит все эти изменения. Мэрия ему знакома очень хорошо, тут он постоянно бывал еще подростком, когда «городским головой» в период с 1976 по 1990 годы был Герман Фер, его отец. Эрих Фер прекрасно помнит, сколь энергичными были политические дебаты в 1960-х, 1970-х и 1980-х годах, но затем наступило «пресыщение»: рядовые избиратели уже не были склонны заниматься политикой с былым самозабвением.

Лучше всего это можно проиллюстрировать цифрами: явка на иных референдумах, которые обычно проходят в Швейцарии по воскресеньям, не превышала в Биле 30%! Так продолжалось до тех пор, пока, примерно пять лет назад, власти не провели социологическое исследование и буквально не взялись за голову: в период с 1991 по 2012 год средний процент участия избирателей Биля в голосованиях мог отставать от данных по другим городам, по кантону Берн и по Конфедерации в целом на показатель в диапазоне от 2,7 до 15%.

Можно считать прогрессом

Пытаясь объяснить пропасть, возникшую между гражданами и политикой, в Биле приводили самые разные факторы: это и достаточно молодое по возрасту местное население, и отсутствие здесь университета и, наконец, многоязычный характер города, который отнюдь не мотивирует граждан внимательно читать законопроекты, выносимые на голосование.

«Жёстко централизованная власть, ограниченные возможности граждан в смысле участия в принятии политических решений являются серьезным препятствием на пути развития современного общества».

Эрих Фер, мэр г. Биль

Конец цитаты

Попытки вернуть граждан на избирательные участки тут уже предпринимались, но нельзя сказать, чтобы все эти меры (подача предвыборной информации как можно более простым языком, расширение сферы действия методов электронного голосования, предвыборные напоминания по SMS, установка дополнительных почтовых ящиков для голосования по почте) привели к удовлетворительным результатам.

В прошлом году, когда в городе 25 ноября проходил референдум, в том числе по вопросу городского бюджета на 2019 год, участие в нём принял только каждый четвертый из десяти жителей Биля. И это еще можно считать прогрессом, потому что десятью годами ранее в голосовании по бюджету принимали участие вообще только трое из каждых десяти избирателей города.

Шаг в неизвестное

Где бы мы ни жили, но истинная прямая демократия всегда остаётся сложной наукой и одновременно искусством хождения по канату без страховки под куполом политического цирка. Такая демократия — не цель, но вечный путь к ней, идти по которому властям и гражданам желательно вместе! Именно это и пытаются сделать в Биле, прекрасно осознавая шансы и риски, перспективы и границы.

«Мы находимся на пути в незнаемое. В проекте новой городской конституции учтены многие оригинальные идеи, хотя и не все, потому что такой формат не позволяет все-таки гражданам реализовать свой творческий потенциал на все сто», — признается Барбара Лаббе (Barbara Labbé), глава аппарата правительства города Биль. Вот уже два года она работает над проектом новой конституции города. Итогом должен стать современный документ, отвечающий веяниям современного времени. С целью узнать мнение местных жителей на предмет достоинств и недостатков нового городского устава она организовала проведение своего рода гражданского анкетирования.

Что скажут жители Биля? Найдут ли они время на эти «игры»? «Я очень надеюсь, что найдут, но особенно я надеюсь, что ответы на эту анкету дадут и те наши горожане, у которых нет права голосовать», — говорит Барбара Лаббе. Голосование по новому уставу города состоится в мае 2020 года. Какая будет явка?

Двуязычный промышленный город

Расположенный у подножия Юрских гор на границе немецкоязычной и франкоязычной Швейцарии, город Биль (в немецком варианте) или Бьенн (во французском) является крупнейшим двуязычным городом в Швейцарии. Население его составляет 56 тыс. человек.

Будучи когда-то индустриально-рабочей столицей региона Зееланд (или Озерного края) на западе кантона Берн, город по-прежнему остаётся крупным промышленным центром, но специализируется он уже на наукоёмком производстве, например, престижных марок швейцарских часов, таких как Rolex или Omega. В 1983 году здеь была размещена штаб-квартира Swatch Group, крупнейшего в мире производителя часов.

Город Биль серьёзно пострадал от кризиса часовой индустрии, пришедшегося на 1970–1980-е годы, но сегодня он переживает фазу «перезагрузки», активно изобретая себя заново. В городе достаточно активно ведется жилое и промышленное строительство, здесь реализуется множество культурных проектов, население с начала 2000-х годов вновь неуклонно растет.

Десятый по величине город Швейцарии также является одним из самых космополитичных в стране. Здесь бок о бок живут представители более 140 национальностей, а доля иностранцев достигает 34% от общей численности населения. Стоит также сказать, что и доля населения,  получающего социальную помощь, остается здесь также одной из самых значительных (11,5%) по стране.

Конец инфобокса

Русскоязычную версию материала подготовили Людмила Клот, Игорь Петров.

Neuer Inhalt

Робот Новостной Автор:Робот Новостной

Швейцарская демократия: «Творческий проект и образец для подражания»

Штефан Лауш (Stephan Lausch, держит в руках щит с надписью «Референдум») и его коллеги по гражданской инициативе в пользу прямой демократии в городе Больцано (Bozen). В итоге им удалось добиться введения в Южном Тироле таких инструментов прямой демократии, как народная законодательная инициатива и референдум.
(flickr/dirdemdi)

Никогда такого не было, и вот опять: швейцарская прямая демократия неожиданно стала очень востребованным за рубежом опытом решения локальных проблем, напрямую касающихся жизни граждан. В Германии, а с недавних пор еще и во Франции, активисты требуют введения такого инструмента непосредственного народоправства, как законодательная инициатива, причем на федеральном уровне. А в итальянской немецкоязычной провинции Больцано-Южный Тироль народные права по швейцарскому образцу уже стали фактом местной политической жизни. Огромную роль в этом сыграл наш сегодняшний собеседник Штефан Лауш (Stephan Lausch).

Спорный это вопрос, и очень неоднозначный: во времена антидемократического отката, наблюдаемого по всему миру, может ли и должна ли Швейцария служить образцом истинной народной демократии? Ответ на этот вопрос еще в 2009 году был дан политическими активистами и гражданами итальянской немецкоязычной провинции Больцано-Южный Тироль: здесь убеждены, что инструменты прямой демократии по-швейцарски им вполне по плечу и по душе.

На эту тему мы недавно поговорили со Штефаном Лаушем, представителем гражданской инициативы «Больше демократии в регионе Больцано-Южный Тироль», принявшим недавно в Берне участие в подиумной дискуссии о судьбах муниципального самоуправления и форматах непосредственного участия граждан в управлении обществом и страной.

swissinfo.ch: Какие народные права прямой демократии были реализованы на Вашей родине, в Южном Тироле?

Штефан Лауш (Stephan Lausch): По примеру Швейцарии мы ввели у себя два инструмента прямой демократии, две основные «опоры» любой системы непосредственного народовластия: речь идет о народной законодательной инициативе и о референдуме. Последний был для Италии абсолютной премьерой, то есть я имею в виду возможность для народа проголосовать по тому или иному закону еще до того, как он официально приобретёт силу юридического документа.

Stephan Lausch
Штефан Лауш (Stephan Lausch) во время подиумной дискуссии в Берне.

(Politforum Käfigturm Bern)

Еще один наш успех состоит в том, что мы смогли добиться придания Закону о прямой демократии статуса реально применяемого правового акта. Первая версия закона не сработала, потому что результат голосования ставился в прямую зависимость от кворума, то есть от минимальной явки в 40%, что было очень высоким, а потому нереалистичным, показателем.

Уроки истории
«Швейцарскую прямую демократию часто не понимают»

Швейцарский историк Оливье Мёвли опубликовал монографию по истории швейцарской прямой демократии. Наш разговор с историком из кантона Во.

Автор: Оливье Пошар (Olivier Pauchard)
Доступно на 4 других языках Доступно на 4 других языках

swissinfo.ch: Каковы были первые оценки правоприменительной практики в Южном Тироле? Как регион начал жить в условиях прямой демократии?

Ш.Л.: Эти оценки, как я уже говорил, были поначалу негативны. Первый референдум в федеральной земле Южный Тироль прошел в 2009 году, на него было вынесено пять народных законодательных инициатив – и все они потерпели поражение, не преодолев указанного порога явки в 40%, потому что реально к урнам пришли только 38% граждан. Такое развитие событий стало, однако, причиной серьёзного народного недовольства.

Граждане потребовали изменить закон и понизить порог явки до 25%. Эта поправка была внесена, и новая редакция закона о прямой демократии начала действовать в ноябре 2018 года. То есть для того, чтобы принять эффективный законодательный акт, регулирующий порядок отправления народом своих прав непосредственного вмешательства в политику, потребовался сначала негативный опыт.

swissinfo.ch: А если посмотреть с другой стороны: какие есть у Вас идеи в плане совершенствования инструментов прямой демократии в Швейцарии?

Ш.Л.: Сложный вопрос, с учетом того, что мы в Южном Тироле постоянно отставали и продолжаем отставать от того, чего в плане прямой демократии уже добилась Швейцария. И все равно у нас есть то, чего нет у вас. А именно: у нас гражданские комитеты, выдвигающие законодательные инициативы и организующие референдумы, получают бюджетные компенсации – это как бы «награда» за то, что активисты смогли продвинуть среди граждан ту или иную плодотворную политическую тему. И это в целом логично, если вспомнить, с какими расходами кадрового и финансового характера связаны процессы сбора и официального заверения подписей граждан. Это вот как раз то, чего в Швейцарии нет. Такого рода опыт мог бы стать поводом для размышлений и в Конфедерации.

swissinfo.ch: Здесь у нас давно среди экспертов идет обсуждение потенциала такой интернет-платформы, как Wecollect, при помощи которой партии и организации в таком вот «полуцифровом формате» могут заниматься сбором подписей под своими законопроектами и инициативами. Был бы такой опыт полезен для Южного Тироля?

Ш.Л.: Очень даже! Однако Италия, частью которой мы по закону является, очень бюрократически подходит к вопросам государственного управления. Какие-либо новации в этой сфере всегда наталкиваются здесь на огромное недоверие. Поэтому, скорее всего, мы в Южном Тироле не смогли бы ввести такой инструмент, будучи связанными общим национальным законодательством.

Разумеется, платформа Wecollect является замечательным инструментом. Однако при этом никак нельзя потерять то, что швейцарский депутат и политолог Андреас Гросс (Andreas Gross) называет «Душой Демократии», имея в виду прямое общение с гражданами на улице.

swissinfo.ch: Есть ли в Италии другие регионы, которые, глядя на пример Южного Тироля, теоретически могли бы подумать о введении у себя инструментов прямой демократии?

Ш.Л.: В качестве источника вдохновения и примера наш опыт действует, но прежде всего на общенациональном уровне. Беппе Грилло (Beppe Grillo), например, основатель «Движения Пять Звёзд», впервые столкнулся с идеей прямой демократии именно у нас. То же самое можно сказать и о Риккардо Фраккаро (Riccardo Fraccaro, секретарь Палаты депутатов Италии от «Движения Пять Звёзд», министр без портфеля по связям с парламентом и прямой демократии, – прим. ред.), который черпал опыт народной демократии опять же у нас, в Южном Тироле.

Сейчас Р. Фраккаро разрабатывает планы введения в Италии такого инструмента прямой демократии, как народная законодательная инициатива без какого-либо минимального кворума или явки, из-за чего на данный момент провалилась примерно одна треть выдвигавшихся у нас инициатив и законопроектов. И всё это тоже непосредственные результаты нашей работы.

swissinfo.ch: Чем для Вас лично является швейцарская демократия?

Ш.Л.: Творческий проект, носящий характер образца для подражания. Она может быть примером для всего света, и она уже является таковым. Но благодарной должна быть Швейцария за свою демократию своему же духу открытости. Потому что такая система вводилась не только благодаря самим швейцарцам, но еще и усилиями тех, кто бежал сюда из сопредельных стран в поисках спасения и защиты от преследований и репрессий у себя дома. Они тоже внесли свой вклад в создание открытой, либеральной политической системы. Именно такой духовный настрой и царит в Швейцарии, и именно его следовало бы изучать, продвигать и пропагандировать по всему миру.

Зеленов Дмитрий Автор:Дмитрий Зеленов

Через «Желтые жилеты» в демократию будущего.

Начало XXI века запомнится как период, когда демократические права народов были попраны в угоду стремления к глобализации, претензий на мировое господство и так называемым «неолибералистским» тенденциям, которые не представляют из себя ничего нового и, безусловно, не имеют ничего общего ни с идеей свободы, ни с демократией.

Борьба за геополитические интересы и сферы влияния, растущая пропасть между народом и властью – все это признаки глубокого мирового кризиса систем демократического управления государством и обществом и самой демократии.

Существующая система прихода к власти и дальнейшего взаимодействия власти с народом стала глубоко безнравственной.

Многие слышали о протестном движении «желтых жилетов» во Франции, стартовавшем в ноябре 2018 года. В акциях 16 февраля участвовало уже более 100 тысяч человек. Всего во время этих протестных акций свыше двух тысяч человек пострадали, 10 человек погибли.

Движение выдвинуло правительству Франции около 40 требований. И если вдуматься, все эти требования очень логичны, справедливы и большинство из них могли бы быть применены к правительствам многих стран. Часть из них уже выполнена французским правительством. Требования разделены на четыре категории.

В сфере экономики и труда:

1. Созвать всенародное собрание для проведения реформы налогообложения и на государственном уровне запретить налоги, которые превышают 25% от дохода гражданина.

2. Повысить минимальную зарплату, пенсию и прожиточный минимум на 40%.

3. Создать новые вакансии в сфере здравоохранения, образования, общественного транспорта, правоохранительной сфере и прочее, для того, чтобы инфраструктура государства функционировала должным образом.

4. Начать строительство 5 млн единиц доступного жилья и таким образом обеспечить снижение аренды, ипотеки, а также создать новые рабочие места в строительной отрасли. Строго наказывать мэрии и областные администрации, по вине которых бездомные остаются на улицах.

5. Аннулировать внутренний долг.

В политической сфере:

1. Изменить конституцию в интересах полновластия народа, а также разрешить проводить референдумы по инициативе народа. (Важнейшее из всех требований).

2. Запретить лоббирование и схемы влияния. Запретить лицам, у которых есть судимость пожизненно, занимать выборные должности, и запретить занимать несколько выборных должностей одновременно.

3. Выйти из Евросоюза и вернуть Франции политический, финансовый и экономический суверенитет.

4. Пресечь уход от налогов и вернуть €80 млрд, которые задолжали государству 40 крупнейших компаний.

5. Остановить приватизацию и вернуть в государственную собственность уже приватизированные аэропорты, железные дороги и автострады, парковки и так далее.

6. Демонтировать с дорог радары и камеры, которые «не помогают предотвратить ДТП, а являются завуалированным налогом».

7. В национальной системе образования: исключить из образования идеологию и пересмотреть деструктивные и дискредитированные методики обучения.

8. В сфере юстиции: увеличить бюджет в четыре раза и предусмотреть в законах максимальное время ожидания для юридических процедур, сделать судебную систему проще, а правосудие – общедоступным и бесплатным.

9. Сделать СМИ общедоступными, запретить пропаганду. Прекратить субсидии СМИ и налоговые льготы для представителей масс-медиа, а также отказаться от «кумовства» между СМИ и политиками и разбить медийные монополии.

10. Внести в конституцию полный запрет на вмешательство государства в сферу образования, здравоохранения и института семьи.

В сфере окружающей среды и здоровья:

1. На законодательном уровне обязать производителей техники продлевать срок годности минимум до 10 лет, и сделать так, чтобы у них в наличии были запчасти.

2. Наложить запрет на производство и обращение пластиковой посуды и упаковки, которая засоряет окружающую среду.

3. Организовать всенародный съезд по реформе здравоохранения и ограничить влияние фармацевтических компаний на систему здравоохранения.

4. В сфере сельского хозяйства: отказаться от ГМО, пестицидов, которые могут вызывать развитие раковых заболеваний и патологии эндокринной системы, также запретить использовать сельскохозяйственные угодья без ротации посевов.

5. Путем проведения новой индустриализации страны отказаться от импорта, который причиняет наибольший вред экологии.

В сфере геополитики:

1. Выйти из состава НАТО и запретить использование армии Франции в агрессивных войнах.

2. Относительно французско-африканских отношений: отказаться от политики грабежа, военного и политического вмешательства. Вернуть африканскому народу нечестно полученное имущество и средства диктаторов, вернуть на родину французские войска.

3. Устранить колониальную систему, из-за которой африканские страны вынуждены хранить валютные запасы во французском центробанке и находятся в состоянии нищеты. Вести переговоры на равных.

4. Остановить поток мигрантов, на принятие и интеграцию которых у Франции нет средств.

5. Во внешней политике: уважать международное право и подписанные соглашения.

Характер всех этих требований не представляет собой ничего принципиально нового – различные требования из разных сфер жизнедеятельности граждан, общества и государства. На фоне растущего благополучия правящего класса и крупного бизнеса, а с другой стороны роста численности наименее обеспеченных слоёв населения, становится всё более очевидным, что существующая система «демократического» управления государством и обществом не выполняет свои функции по защите прав граждан. Возмущенные граждане периодически выходят на улицы и требуют тех или иных изменений или реформ, которые реализуются государством в той, или иной степени. И так по кругу всякий раз. Всё так, если бы не один пункт из этого списка «желтых жилетов».  В этот раз впервые выдвинуто принципиально новое требование, стоящее первым пунктом в политическом разделе: «Изменить конституцию в интересах полновластия народа, а также разрешить проводить референдумы по инициативе народа.» Этот пункт впервые в новейшей истории развития демократии направлен не на лечение симптомов болезни, а на устранение её первопричин, на устранение системной ущербности современных демократий. Ущербность эта заложена в действующих конституциях, не обеспечивающих выполнение таких основополагающих норм демократического управления государством и обществом, как: справедливые и прозрачные выборы; эффективное наблюдение и контроль за деятельностью избранных лиц; немедленное реагирование (финансовые и административные санкции, вплоть до лишения полномочий) в случае их недостойных действий, противоречащих интересам избирателей; немедленная отмена законов и иных подзаконных актов, не соответствующих интересам граждан; законодательные инициативы со стороны граждан и их сообществ; инициирование и проведение референдумов для принятия решений по любым законодательным и общественно значимым вопросам. Именно народ является верховным источником власти, и он не должен всякий раз выступать в роли просителя перед государством.

Весьма показательным является и то, что французские «желтые жилеты» это внепартийное движение. Граждан объединили не партийные программы и идеологии, а общегражданские проблемы повседневной жизни. В своей способности предвосхищать будущее, отрывать миру новые горизонты совершенствования общественной организации и демократии французы, как и во времена Великой французской революции 1789 года, и сегодня оказались впереди планеты всей.

Многие ученые современности считают, что политические партии изжили себя как необходимый политический институт. В частности, российский политолог М.Я. Острогорский говорит, что постоянные партии в будущем будут распущены, а их борьба за власть будет запрещена в связи с тем, что формализация политической жизни, создаваемая партиями, находится в полном противоречии с общими принципами демократии и интересами граждан. С другой стороны, всё более эффективными будут становиться временные объединения граждан, по какой-либо политической, либо иной проблеме.

XXI век будет наверняка беспартийным столетием. Идею исчезновения партий как политического инструмента общества ученые мотивируют тем, что партии начали всё хуже выполнять некоторые свои функции. В частности, представительные, механизма отбора и предвыборной раскрутки перспективных лидеров, политико-образовательные, воспитательные, информационные и трансляционные функции. Это вызвано рядом факторов, таких, как усиление роли неправительственных организаций (НПО), рост влияния средств массовой информации, развитие информационно-коммуникационных технологий, унификация общества и т.д.

Развитие новых общественных движений (за мир, права человека, экологию) происходит прежде всего с целью противодействия узурпации государством права регулирования всё большего количества вопросов жизнедеятельности гражданина и общества. НПО и массовые движения являются привлекательными для общества как «не испорченные властью». Хотя эти движения для распространения своих идей и могут создавать какие-то партийные организации, как например, «зелёные» в Европе, но они при этом стремятся подавать себя как «антипартийные» структуры. В России примером развития внепартийных общественных движений являются: «Открытая Россия» М.Ходарковского, «Фонд борьбы с коррупцией» А.Навального, такие неформализованные гражданские движения как: за раздельный сбор бытовых отходов, против точечной уплотнительной застройки и т.п.  Тем самым монополия партии на представительство интересов гражданского общества в органах власти утрачивается. Рост политической роли групп давления, массовых движений, СМИ создают ситуацию, которая названа политологами «эпохой постпартийной политики» (Н.Найем, С.Верба, Дж.Петрочик), феноменом так называемой «антиполитики» (Э.Хэйвуд).

«Искушение святого Антония» Сальвадор Дали. Интерпретация.

Американский ученый Э.Хэйвуд называет четыре причины упадка партий.

  1. Современные партии являются (или предстают в глазах общества) олигархическими структурами, бюрократическими машинами, которым совершенно нечего предложить своим рядовым членам, кроме посещения митингов, заседаний в скучных комитетах и т.д. В отличии от них новые движения легко находят себе сторонников, особенно среди молодежи, благодаря тому, что здесь вообще нет никакой бюрократии, все друг друга знают и готовы ежедневно работать.
  2. Имидж партий страдает и от их связи с государством и профессиональными политиками («свои люди в большой политике»), очень многие партийные функционеры оказываются испорченными властью, амбициями и коррупцией – всем тем, что неотъемлемо от «высоких должностей». Партии, иными словами, уже не воспринимаются как группы людей, что вышли «из народа»: во всех их политических делах рядовые граждане не видят ничего, кроме вечной борьбы за власть.
  3. Упадок партий может быть также симптомом того, что современное общество в принципе становится всё менее управляемыми. Чем громче партии заявляют о своей способности разрешить те или иные проблемы, но, получив власть, не решают их, тем более глубокое разочарование они порождают в обществе. Дело, возможно, попросту объясняется тем, что они не в состоянии выполнять своих обещаний в той ситуации, когда реальная власть переходит к мощным группам интересов, а экономика становится все более глобальной.
  4. Упадок партий можно связывать также с глубокой эрозией тех общественных отношений, что некогда вызвали их к жизни: во всяком случае, классовые отношения в современном мире уж точно стали иными, ушли в прошлое и прежние социальные связи. Этот факт давно отмечается в научной литературе: «партия как организационная структура, предназначенная для обеспечения представительства интересов отдельных социально-классовых компонентов населения, теряет свое значение; «в последнее время партии стали утрачивать свой чёткий идеологический и социальный облик, превращаясь в «партии для всех», «универсальные партии»; существующие в западном мире партии давно уже приобрели характер интерклассовых (межклассовых) партий, т.е. по своей социальной базе являются всенародными партиями.

Всё это происходит уже сейчас и современным политикам необходимо принимать это во внимание.

Российская же оппозиция с завидным упорством, достойным лучшего применения, продолжает заниматься выяснением отношений и демонстрировать межпартийные разногласия и конфликты. Именно это не позволят сформироваться значимому гражданскому сообществу, численность, единство и своевременность целей которого, стали бы определяющими для дальнейшего развития российского общества и государства. Объединить 100000 участников, как у «желтых жилетов», нам не позволяют: партийная разобщенность, недоговороспособность, эгоцентризм и личные амбиции лидеров, отсутствие общей основной идеи, способной увлечь граждан не только решением частных проблем – точечная застройка, пенсионная реформа, система «Платон» и т.п., но решением главных системных проблем демократического управления государством и обществом. Смена персоналий на выборных должностях и в выборных органах, замена одной правящей партии на другие – в данном контексте тоже является частностью, лечением симптомов, а не самой болезни. Власть – сильнейшее из искушений нашей цивилизации. Должна быть выстроена система сдержек, противовесов и сменяемости на всех её уровнях.

Необходимо создание новой, современной системы демократии и её конституционное закрепление.

Робот Новостной Автор:Робот Новостной

Третий авторитарный откат и его опасности

Придя к власти вполне демократическим путём, Виктор Орбан постепенно начал, используя находящиеся в его распоряжении легальные инструменты, процесс демонтажа и свёртывания демократии.
(Copyright 2018 The Associated Press. All Rights Reserved.)

Итак, что происходит? Демократия стала «устарелой» моделью государственного устройства? Диктатура и автократия с их простыми ответами на сложные вопросы являются предпочтительными формами управления?

И в самом деле, мир сейчас и в самом деле переживает очевидный авторитарный откат. «Ветер перемен» сменился «ветрами зимы», давно похороненные «ходоки-зомби» возвращаются со свалки истории в старом обличье, но с новой легитимацией, которую они получают за счет демократий. Долго и нудно голосовать и добиваться взвешенных решений? Нет, это скучно! И все равно, пока еще на свете больше половины стран живут при демократии. Таков результат нового аналитического исследования циклов демократизации и демократических откатов в период с 1900 года.

За последние чуть больше ста лет мир пережил три волны демократизации, за которыми неизбежно следовали фазы откатов в автократию и даже в чистые диктатуры: таков общий горизонт развития мировой демократии в период с 1900 по 2017 годы, в общих чертах обозначенный политологами Анной Люрманн (Anna Lührmann) родом из Германии и Штафаном Линдбергом (Staffan Lindberg) из Швеции. Один из этого дуэта экспертов, а именно Ш. Линдберг, является директором НИИ исследования проблем демократии V-Dem Institute при Университете города Гётеборг, Анна Люрманн работает его первым замом.

Сокращение V-Dem является аббревиатурой от Varieties of Democracy («Разнообразие форм демократии»). Это название носит самая крупная и значительная на данный момент исследовательская программа, целью которой является разработка и внедрение количественных методов оценки и анализа состояния той или иной демократической системы. В настоящее время к ней присоединились до 3 тыс. ученых и экспертов по всему миру. А первые итоги работы Анны Люрманн и Штафана Линдберга можно проанализировать самому при помощи расположенного ниже графика (на английском языке).

Прерывистая серая линия отражает динамику процесса демократизации в мире за последние 117 лет, черная толстая линия — процесса автократизации.

(V-Dem Institute)

Демократический откат

Нынешняя третья волна автократизации носит в себе как традиционные, старые черты, которые можно отыскать в предыдущих двух волнах, так и нечто совершенно новое, а именно: если раньше откат и демонтаж структур и институтов народовластия происходил в странах, в которых изначально имелись сильные традиции авторитарного правления, то сегодня такого рода процессы наблюдаются и в так называемых «старых», «зрелых» демократиях. Иными словами, если раньше авторитарные режимы приходили к власти в результате внешнего вторжения или военного переворота, то сегодня прощание с демократией происходит как раз в форматах демократического формата власти, под прикрытием вполне легальных способов и инструментов.

Что такое «автократизация»?

С точки зрения авторов этого определения, «автократизация» есть процесс, диаметрально противоположный процессу демократизации. Автократизация обычно проходит пошагово, поэтапно как в рамках уже укрепившихся авторитарных режимов, так и в странах с превалирующей демократической формой правления.

В ходе автократизации происходит концентрация власти в руках одного лидера, который свою власть легитимирует собственным статусом «проводника воли народа». Он один-де точно знает, чего хочет народ, ему нет необходимости прибегать к традиционным способам выяснения этой воли (выборам), а потому и правит он исключительно, якобы, от имени и по поручению народа.

При этом такие базовые демократические права, как свобода слова, собраний, печати и прочие, урезаются, а то и целиком упраздняются «за ненадобностью». Авторитарные лидеры склонны очень «легко» относиться к формальным ограничениям власти, например к предельным срокам непрерывного нахождения у власти. И если народ «зовёт», то такой лидер «готов» оставаться на «галерах» власти и после истечения всех сроков правления.

Конец инфобокса

В рамках европейского сообщества наций персонифицированной авторитарной властью является «сильный правитель» Венгрии Виктор Орбан. Придя к власти вполне демократическим путём, он постепенно начал, используя находящиеся в его распоряжении легальные инструменты, процесс свёртывания демократии в лице либеральных свобод, политической оппозиции, свободы СМИ и гражданского общества.

И тем не менее, как и прежде, Виктор Орбан обязан будет выйти на очередные выборы, кроме того, в парламенте Венгрии представлены несколько конкурирующих за благосклонность избирателей партий. Именно поэтому в случае с Венгрией Анна Люрманн и Штафан Линдберг говорят о «процессе автократизации за фасадом формально-правовых норм».

Никакого военного путча в Венгрии не было, не было и военных вторжений, поэтому речи о каких-то санкциях в отношении режима Орбана пока быть не может: формально-демократический характер этого режима делает задачу противодействия авторитарным тенденциям особенно сложной. И недаром поэтому руководящие структуры и институты ЕС вынуждены сейчас просто разводить руками: для Евросоюза, сообщества изначально демократических стран, это совершенно новая ситуация, и они не знают, что им делать.

Не впадать в панику

«Третья волна автократизации – это реальный факт, который означает серьёзную опасность для демократии как таковой, ведь рано или поздно любой процесс автократизации приводит к переходу количества в качество, и страна, еще недавно демократическая, сегодня уже вдруг находится в совсем ином лагере. Остановить такой процесс и не дать стране превратиться в полноценную автократию удаётся в редких случаях», — таков вывод, к которому приходят в своём исследовании Анна Люрманн и Штафан Линдберг.

И тем не менее они призывают не впадать в панику. Несмотря на ползучий процесс мировой автократизации, позиции демократических, либеральных стран, остаются прочными. Этот вывод эксперты также сделали с опорой на конкретные цифры. По состоянию на 2017 проект V-Dem насчитал в мире только 33 страны, отвечающих критериям «изолированных автократий», среди которых они указывают на Северную Корею и Анголу. Для сравнения, в 1980 году, почти за десять лет до падения Железного занавеса и Берлинской стены, к настоящим, законченным автократиям относилась половина стран мира.

Европейские выборы

В мае 2019 года самое большое сообщество демократических стран, Европейский союз, переживёт свой момент истины: 26 мая граждане стран ЕС изберут новый состав Европейского парламента. Националистические и популистские партии собирают и концентрируют силы на решающего броска «через стену» и к последней битве с разрозненными силами блока партий левоцентристской ориентации. Исход этих выборов будет иметь воистину исторический характер.

Демократизация и автократизация в период с 1900 года до наших дней

Анна Люрманн и Штафан Линдберг изучают состояние дел с демократией в 182-х странах мира в период с 1900 по 2017 годы. Они отметили, что за прошедшие 117 лет в мире имели место 217 процессов автократизации на национальном уровне, затронутыми которыми оказались 109 стран.

Две трети отмеченных случаев автократизации имели место в странах, в которых уже существовали сильные исторические и социальные предпосылки или традиции авторитарного правления. Одна треть пришлась на демократические страны. Нынешней третьей волной автократизации, по их мнению, затронуты 47 стран.

Конец инфобокса

День демократии
Консервативная волна угрожает демократии?

Швейцарский политолог Клод Лоншан: угрожает ли консервативная волна мировой либеральной демократии? Путин, Эрдоган, Орбан — политики будущего?

Автор: Клод Лоншан (Claude Longchamp)
Зеленов Дмитрий Автор:Дмитрий Зеленов

Встреча Явлинского с муниципальными депутатами. Проблемы муниципального самоуправления.

Выступающие депутаты говорили о бесчисленных проблемах: необходимость изменения законодательства, превратившего муниципальное самоуправление из фундамента демократии в декоративную ширму, капремонт, качество работ и коммунальных услуг, благоустройство, нехватка ресурсов и т.д. Ну и, конечно, справедливая критика действующей власти и её беззаконий. Всё это, несомненно, правильно, и озвучивать это необходимо. Подробнее о встрече на сайте «Яблока».

Однако, хотелось бы услышать не только критику власти, нескончаемый список проблем и политические лозунги, но и стратегию реформирования самих институтов и инструментов демократии, основанную на анализе существующих проблем соответствующими специалистами в социологии, политологии, психологии, информационно-коммуникационных технологиях, управлении и на стыках этих наук, основанную, в том числе, на международном опыте и использовании современных технологий.

Это как при лечении тяжелобольного пациента. Если бороться только с симптомами, – одни могут исчезнуть, появятся другие. Если бороться только с самой болезнью и её причинами, можно не успеть – пациент умрет от симптомов. Соответственно, лечить надо и то, и другое. Так и в нашем случае –кроме повседневных жилищно-коммунальных проблем необходимо решать и системные проблемы демократии.

И это – наша общая задача. Любая партия или идея сильны лишь настолько, насколько сильны и активны их сторонники и последователи.

Системные проблемы. Лечение болезни.

Основными проблемами нашей современной демократии являются: разобщенность и пассивность общества, деформация понятий социальной ответственности, отсутствие активной гражданской позиции, уничтожение всех инструментов демократического управления государством и обществом. Всё это – результат деструктивной деятельности антинародной власти. Для достижения этого результата, для нейтрализации гражданского общества государство использует все силы и средства, включая новейшие технологии и манипулирование сознанием.

Выборы, агитация, соцопросы, референдумы, информирование, обсуждение, принятие решений, голосование, контроль за исполнением решений, за работой законодательных и исполнительных органов власти, оперативное воздействие на них и т. д. – все эти инструменты демократии всех уровней, начиная с муниципального, в основном находящиеся сегодня под контролем исполнительной власти, безнадежно устарели, новые не созданы, и не видно, чтобы кто-то серьезно занимался их разработкой и внедрением.

Это серьезная системная проблема. Оппозиция, к сожалению, не использует все возможности для противодействия этому, а избиратели, потерявшие веру в свою значимость, не находят мотивацию для выхода из социального анабиоза и для активной поддержки оппозиции. Общество уже практически не реагирует на предвыборные обещания приверженности демократии и интересам народа, т.к. неоднократно убеждалось в их последующем забвении действующей властью.

Эффективным решением данных проблем является создание и продвижение цифровых инструментов демократии, их развитие независимо от существующей власти и параллельно с ней. Такая система позволит принципиальным образом улучшить качество взаимодействия с избирателями и эффективность решения общих проблем.

В отсутствии таких современных инструментов мы не можем рассчитывать в обозримом будущем на избавление от принципа формирования власти неизменной сменой одного диктатора на другого и от засилья чиновников, а значит и не сможем мотивировать избирателей.

Серьёзной победой демократической оппозиции явились последние московские муниципальные выборы, успех которых несомненно был обеспечен благодаря созданию партией «Яблоко», Д. Гудковым и М. Кацем цифровой платформы поддержки кандидатов в депутаты. Необходимо распространять и развивать этот опыт более активно.

Мы пытаемся развивать цифровые инструменты прямой демократии в масштабе округа Якиманка, но понимаем, что в отсутствии поддержки и объединения ресурсов этот процесс будет долгим и в ближайшем будущем избиратели вряд ли увидят его результаты. У нас есть готовый проект, но его реализация требует совместных усилий и привлечения специалистов.

Текущие проблемы. Лечение симптомов.

В условиях острой нехватки ресурсов и опыта необходим серьезный анализ организации работы наших советов муниципальных депутатов и их аппаратов на предмет оптимизации и объединения ресурсов. В ближайшее время будет разработана анкета для систематизации и анализа возможностей советов и их аппаратов.

Необходимо создать межмуниципальные службы советов и их аппаратов по всем задачам, централизация которых возможна и целесообразна, объединить соответствующие бюджеты. Есть основания полагать целесообразным объединение на межмуниципальном уровне и централизацию следующих задач:

  • Юридическая служба.
  • Разработка законодательных инициатив (присоединяйтесь; чат по ссылке).
  • Поддержка и администрирование сайтов (присоединяйтесь; чат по ссылке).
  • IT-поддержка, единое программное, сетевое обеспечение и их администрирование.
  • Разработка и внедрение инструментов цифровой демократии (присоединяйтесь; чат по ссылке; группа в Facebook).
  • Редакция, верстка, печать, распространение газет советов (присоединяйтесь; чат по ссылке).
  • Штаб специалистов по капремонту, контролю за деятельностью подрядчиков, за открытием и приемкой работ.
  • Взаимодействие с молодежными организациями и движениями.
  • Борьба с коррупцией, народный контроль, анализ госконтрактов.
  • Единая база данных – архив документов, алгоритмы стандартных процедур (ОСС собственников многоквартирных домов; открытие-приемка работ по ремонту и пр.)

И т.д.

Необходимость системных решений также была высказана в выступлениях депутата МО Тверской Кетеван Хараидзе и председателя Яблока Эмилии Слабуновой. Необходимо привлекать специалистов-энтузиастов, объединяться и выводить нашу работу на новый, современный уровень. Это, кстати, существенно поможет нашим коллегам, оказавшимся в советах в меньшинстве. Как известно, достигаемый при такой оптимизации синергетический эффект, повышает эффективность в геометрической прогрессии.

Зеленов Дмитрий Автор:Дмитрий Зеленов

Проект “Цифровая демократия”

Совет депутатов муниципального округа Якиманка начинает реализацию проекта развития цифровой демократии. Приглашаем к партнерству специалистов и профильные организации по специальностям: программисты, социологи, психологи, системные интеграторы. Желающих участвовать в этой работе просим оставить свои контактные данные в анкете по данной ссылке.


Важнейшими элементами в структуре демократии являются именно муниципальные образования. Совершенствуя наше местное самоуправление, мы развиваем демократию в масштабе всей страны. Именно на этом уровне должно начинаться строительство прямой демократии и её цифрового инструментария.

Цифровая (электронная) демократия (далее ЦД) — это форма демократии, все инструменты которой объединены в интернете. Она характеризуется использованием информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) как основного средства для коллективных мыслительных (краудсорсинг) и административных процессов (информирование, принятие совместных решений — электронное голосование, контроль исполнения решений и т. д.) на всех уровнях — начиная с уровня местного самоуправления и заканчивая международным.

Цифровая демократия, по результатам многочисленных исследований, является главным вектором модернизации и преодоления кризиса современной демократии.

В основе представления об эффективности ЦД лежат как теоретические исследования (информационная теория демократии), так и экспериментальные данные, полученные, например, в ходе исследований коллективного разума.

Цель ЦД состоит в облегчении демократических процессов, а не в продвижении какого-либо конкретного типа демократии, в использовании технологий с целью улучшения демократического управления и участия.

Цифровая демократия представляет собой повышение участия граждан в жизни общества посредством использования ресурсов Сети. То есть, её немаловажной характеристикой является ориентированность на инициативу «снизу». И для того, что бы она установилась и функционировала, нужно что бы все население знало о тех возможностях, которые предоставляет интернет для политически активных людей.

Цифровая демократия начала свое развитие с середины 90-х годов прошлого столетия. Развитие началось с организации различного рода электронных правительств. Больших успехов в этой области достигли Канада, Сингапур, Голландия, Финляндия, Норвегия, Австралия и Эстония, которая в 2005 году первой в мире провела местные выборы с использованием интернет-голосования. В 2007-м электронное голосование использовалось уже на выборах в эстонский парламент. И если в 2005 году во всемирной сети проголосовало лишь около 2% эстонских избирателей, то на парламентских выборах 2011 года эта цифра достигла 24%, а в 2015 г. уже 30%.

До настоящего времени в РФ реализовано только «Электронное правительство» (сайт гос.услуг) и пара сервисов по петициям. История развития российской цифровой демократии находится лишь в самом начале своего пути.

Создаваемая нами система должна быть универсальной – структурируемой, модульной и масштабируемой, и должна подходить для цифрового обеспечения демократического самоуправления любых коллективов, начиная с многоквартирных домов и ТСЖ, и заканчивая международными сообществами.

Структурирование цифрового демократического поля гражданина должно происходить по 2 принципам: территориальному и тематическому. Рассмотрим на примере одного гражданина (избирателя).

Он живет в многоквартирном доме определенного района, города, области и т.д. Соответственно, его территориальными полями демократического самоуправления будут:

  1. 1) его дом;
  2. 2) муниципальный округ;
  3. 3) город;
  4. и т.д.

Его полями по интересам будут те, которые он выберет, в соответствии со своими предпочтениями, и которые будут подтверждены системой после тестирования его навыков и компетентности, например:

  1. 1) строительство и архитектура;
  2. 2) судебная система;
  3. 3) экономика;
  4. 4) здравоохранение;
  5. и т.п.

Кроме этого, гражданин может являться:

  • – членом дачного кооператива;
  • – сотрудником (преподавателем) учебного заведения;
  • – членом политической партии, или общественного движения;
  • и т.п.

Каждый такой пункт определит для гражданина отдельное, самостоятельное поле цифрового демократического самоуправления. Каждое такое поле будет оснащено набором модулей-инструментов.

Таким образом, гражданин, входя на компьютере в свой профиль на панель цифрового демократического самоуправления, увидит все виды и направления своей общественной активности, по которым он сможет проявить свою позицию и реализовать свои демократические права.

Каждый гражданин, благодаря индивидуальной электронной подписи, получит возможность не только голосовать за законопроекты, но и предлагать их сам. Так же этот гражданин будет иметь право делегировать свой голос по той или иной проблеме более компетентному человеку – эксперту. Так, творцом и держателем власти и закона, в определенном смысле, станет народ.

Примерная модель модульной системы цифровой демократии.

Модули

Назначение

Детализация

1. Онлайновые услуги.

Обеспечивает гражданам, бизнесу и обществу предоставление необходимых им услуг.

1. Заявки на ремонт и другие услуги ЖКХ.

2. Подача предложений, заявлений, жалоб и др.

3. Заявки на участие в социальных программах,
обучении, лекциях и пр.

4. Сбор финансовых средств для социально значимых кампаний.

5. Обмен (передача) онлайновыми голосами.

6. Просмотр предложений на проведение свободного времени, отпусков, дополнительного обучения и т.п.

2. Идентификация, авторизация, обезличивание.

Осуществляет сбор основных личных данных, идентификацию и/или
обезличивание при голосовании.

1. Консолидирует и проверяет собранные личные данные.

2. Формирует карточку основных данных пользователя.

3. Передает данные в экспертную подсистему.

3. Онлайновое голосование.

Обеспечивает защищенное голосование и его анализ.

1. Выборы, референдумы, соцопросы.

2. Онлайновые петиции.

4. Участие в
деятельности органов власти.

Обеспечивает участие
граждан в деятельности органов власти и в процессах самоуправления.

1. Платформы для совместной работы над проектами.

2. Онлайновые встречи, дебаты.

3. Онлайновые конференции и слушания.

5. Онлайновая
информация.

Обеспечивает общество
и бизнес необходимой информацией.

1. Веб-сайты органов власти и других организаций.

2. Блоги активных граждан, должностных и
публичных лиц.

3. Группы новостей.

4. Доски объявлений.

5. Доступ к отчетам и хронике деятельности
структур и должностных лиц.

6. Онлайновые
коммуникации.

Обеспечивает многосторонние
связи между государственными институтами, бизнесом и гражданами.

1. Чаты, дискуссии.

2. Митинги, протесты

3. Мгновенные сообщения.

4. Беспроводные (мобильные) коммуникации.

7. Экспертная
подсистема тестирования.

Обеспечивает автоматическое формирование каждому участнику собственного интерфейса в зависимости от его места регистрации, квалификации, предпочтений и пр.

1. Формирует предварительный интерфейс из
доступных пользователю модулей.

2. Проводит тестирование квалификации и навыков пользователя, открывает/закрывает доступ к функционалу системы.

3. Анализирует активность пользователя и
корректирует его права доступа в системе.

8. Онлайн  мониторинг репутации.

Анализирует высказывания в заданных секторах сети, либо в отношении заданных объектов.

4. Собирает и публикует оценки активности
заданных объектов.

5. Определяет и публикует рейтинги.

9. Сопряжение и
синхронизация.

Обеспечивает создание
зеркальных профилей одного, или нескольких модулей системы на других
WEB-ресурсах и их синхронизацию.

1. Сайты, блоги.

2. Чаты, обсуждения, дискуссии,

3. Заявки на услуги и отображение ленты их
исполнения.

—-Зеркала на: Facebook, VK, в мессенджерах и пр.—-

10. Взаимодействие
через телефон.

Дает возможность
взаимодействия с системой через телефоны с тональным набором.

1. Участие в опросах.

2. Голосование.

—-Для не пользователей интернета—-

Разработку и внедрение программных модулей следует начать в вышеприведенной последовательности, учитывающей наилучшее соотношение востребованности и простоты реализации.

Программные модули должны реализовываться в идеале на технологии блокчейн, которая на сегодня является наиболее защищенной от рисков злонамеренного вмешательства.

Приблизительный план реализации проекта

  1. 1. Создание постоянной Комиссии Цифровой демократии.
  2. 2. Разработка положения о Комиссии Цифровой демократии.
  3. 3. Разработка плана развития цифровой демократии.
  4. 4. Создание автономной некоммерческой организации «Фонд развития цифровой демократии».
  5. 5. Поиск специалистов и профильных организаций. Программисты, социологи, политологи, психологи, системные интеграторы.
    1. 6. Размещение проекта на краудсорсинговых площадках.
  6. 7. Продвижение проекта среди жителей и организаций Якиманки и в других округах.
    1. 8. Поиск финансирования.
  7. 9. Поиск уже существующих подходящих программных продуктов и вариантов их интегрирования в нашу систему.

Самым простым вариантом может быть привлечение к партнерству профильных организаций. Для голосований и опросов это может быть, например, www.change.org. В таких случаях могут быть использованы технологии API – встраивание стороннего сервиса в собственную WEB-платформу.

Библиография:

Электронное голосование и электронная демократия. Ярослав Антонов.

Правовые истоки электронного голосования и электронной демократии. Ярослав Антонов.

Сайт «Электронная демократия в России»

Электронная демократия: политика в условиях глобальной коммуникации

Сайт петиций «Демократор»

Фонд информационной демократии известный проект – РОИ